[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Виталий Полосухин

СИНОПТИК

- Подожди, я на минутку.

Юля отпустила руку Сергея и подошла к лотку у выхода из метро. Продавщица, - молодая некрасивая девушка, - укрывшись от яркого солнца в тени козырька, читала «СПИД-Инфо». На стойке, блестящей черным стеклом, Юля быстро выбрала солнечные очки с широкими овальными линзами и спросила:

- Сколько эти?

Продавщица подняла на Юлю взгляд, перевела его на выбранные очки, потом снова на Юлю.

- Ты себе что ли?

Юля кивнула.

- Так они ж мужские!

- Ну и что? Я же не спрашиваю твоего мнения.

Продавщица фыркнула и, демонстративно упершись в газету, бросила:

- Сорок.

Юля достала полтинник и положила на складной столик. Продавщица отыскала в кармане мятую десятку и вернула взамен. Юля надела очки и повернулась к Сергею. Тот скривил лицо, но ничего не сказал. С Юлей такие фокусы не проходили.

Она взяла его под руку и услышала:

- Даже они тебя не испортят.

- Ну и ладушки, - ответила Юля.

Они шли медленным шагом по тротуару. Было три часа. Солнце шпарило как кварцевое. Юле очень хотелось пить, но банка «Спрайта» стоила двенадцать, а денег у нее больше не было. И еще Юля никогда ничего не просила у Сергея.

- Пить хочешь? – спросил Сергей. Юля кивнула. Они подошли к ларьку, и Сергей сказал:

- Пачку «Мальбро» и банку «Кока-колы».

О, боже, только не «Кока-кола», устало подумала Юля. Сергей взял сигареты и, протянув руку к покрытой инеем красной банке, на секунду замер.

- Хм... Знаете что, дайте-ка лучше «Спрайту». – Он повернулся к Юле. – Ты не против «Спрайту»?

- Не против, - ответила Юля. Сергей взял воду.

- Держи.

Юля пшикнула кольцом и с наслаждением запрокинула голову. Ей хотелось, чтобы вода лилась по подбородку, стекала по шее на грудь, впиталась в майку. Ей хотелось, чтобы она шипела как раскаленная плита. Пузырьки газировки щекотали ее кожу.

- Ого! Ты сейчас зашипишь, как раскаленная плита! – Сергей щелкнул зажигалкой и восхищенно уставился на Юлю. Майка действительно намокла, и сквозь нее стали видны Юлины груди.

- Не слабо идти с такой порнографией? – спросила она.

- С такой – не слабо!

Юля внимательно посмотрела на Сергея.

- Пошли ко мне? – уточнила она. Сергей затянулся и радостно подхватил ее под руку.

В фойе гостиницы Юля взяла у портье ключ, и они поднялись на третий этаж. В номере было сумрачно и прохладно. Сергей подхватил Юлю на руки, захлопнул ногой дверь и отнес на диван. Уложив ее, он наклонился над лицом и снял очки. Юля быстро закрыла глаза и прильнула к его губам своими. Она почувствовала, как горячие шершавые руки забираются под футболку.

- Ты не хочешь принять душ? – спросила она, не открывая глаз и делая вид, что нежится в его объятьях.

- А ты? - услышала она.

- А я – не хочу.

- О'кей, я мигом.

Юля дождалась шума воды и открыла глаза. Взяв со столика солнечные очки, она снова надела их. Теперь не было видно почти ничего. Ну и ладушки. Она поднесла руки к глазам. Пальцы немножко тряслись. Конечно. Эх, Серёньчик!..

Он вышел, мокрый и радостный, с полотенцем вокруг бедер.

- Господи, зачем ты их опять нацепила?!

- Иди сюда... – Юля поманила Сергея пальцем к креслу. Он пожал плечами и улыбнулся. Правильно, со мной спорить бесполезно, подумала Юля.

- Садись.

Сергей послушно опустился в кресло. Юля встала сзади и запустила пальцы в его густую светлую шевелюру. Она услышала, как Сергей замурлыкал от удовольствия. Она медленно ласкала его кончиками пальцев, едва касаясь щек, губ, закрытых глаз. Медленно, как крылья бабочки, ее нежность порхала по влажной коже его лица. Не это сейчас нужно. Но сейчас она все равно не смогла бы возбудиться. Это, конечно, лучше, чем ничего, но... не по-людски как-то...

Ее пальцы продолжали ласкать его лицо, волосы, шею. Юля отвела правую руку, засунула ее в задний карман своих джинсов, достала оттуда опасную бритву, ногтем выщелкнула лезвие, левой рукой быстро отвела подбородок и быстрым сильным движением на ощупь полоснула по его шее. Так же быстро убрав руки, она шагнула в сторону.

Сергей схватился руками за шею, еще не понимая, что произошло, но инстинктивно стараясь зажать разрез. Это было бесполезно. Все было проделано с большим мастерством. Лезвие прошло глубоко, перерезав трахею, поэтому крика не получилось – воздух выходил вместе с кровью. Сергей свалился на пол, и его затухающий взгляд уперся в черные стекла Юлиных очков.

Она положила бритву на журнальный столик, прошла в коридор и открыла дверь. Первым в номер вошел высокий худощавый мужчина в безукоризненной темно-серой двойке. Глянув на Юлю сверху вниз, он с хорошо скрываемым волнением спросил:

- Контакт есть?

- Есть.

- Умница! – его тонкие губы растянулись в улыбке.

- Пошел в жопу, - равнодушно ответила Юля. Мужчина улыбнулся еще шире и прошел в комнату. За ним вошли еще двое в таких же строгих костюмах: один с металлическим чемоданчиком, другой с ноутбуком подмышкой.

В комнате Первый уже щупал пульс на распоротой шее Сергея. Юля заметила, что кровь уже не текла.

Второй поставил на столик чемодан, раскрыл его и достал три одноразовых бумажных фартука с рукавами. Они быстро облачились и стали похожи на мясников.

Первый и Второй, подхватили труп Сергея и усадили его обратно в кресло. Третий поставил напротив другое кресло. Белые фартуки окровавились, от чего сходство с мясниками стало еще больше.

Второй достал из чемоданчика баллон с пеной для бритья и украсил голову Сергея густой белой шапкой. Взяв со стола Юлину бритву, он стал быстро и небрежно брить череп. Третий раскрыл ноутбук и кивнул Юле в сторону свободного кресла.

- Садись.

Юля устало села. Первый стоял рядом, скрестив руки в ярких красных пятнах на груди, и улыбался.

- Контакт точно был?

Юля не ответила.

- Ладно, сейчас проверим.

Второй закончил бритье, швырнул бритву на столик и достал из чемодана трепан. Третий отвел от ноутбука щупальца разноцветных проводов. Два из них были с присосками на концах, а остальные – с тоненькими иголочками электродов.

Второй снял верхнюю часть черепа и отошел с ней в сторону. На его место встал третий. Он включил маленький, но очень яркий тонкий фонарик и сунул его в рот. Со связкой проводов в руках он теперь стал похож не на мясника, а на электрика.

Он опытными движениями погружал электроды в голый мозг. Юля знала, что даже если бы Сергей был жив, он бы ничего не чувствовал, хоть взмешай ему мозги рукой, как кашу. В сером веществе нету нервных окончаний.

Третий закончил с электродами и вытянул в сторону руку. Второй вложил в нее шприц. Третий сделал укол куда-то внутрь мозга, отложил шприц, взял два оставшихся провода с присосками и подошел к Юле. Юля привычно нагнула шею. Третий отвел с затылка ее черные волосы и подсветил фонариком две блеснувших металлом маленьких точки. Он быстро приладил присоски к контактам. Юля выпрямила шею. Он протянул руку, чтобы снять очки, но Юля вдруг громко вскрикнула:

- Нет!!!

Все трое разом вздрогнули, и в их глазах на мгновение проступил смертельный испуг.

- Тише ты! – зашипел первый и, успокоившись, скомандовал: – Начинайте...

Третий защелкал клавиатурой, и Юля привычно ощутила холодную боль, мерцающими струйками растекающуюся по ее извилинам. Именно по извилинам, она почему-то была в этом уверена. В этот момент она чувствовала невозможное – она чувствовала свой мозг. Ощущала его, оба эти полушария, теплые, мягкие, податливые. Будь они прокляты...

- Есть сигнал! – восхищенно прошипел Третий, глядя на дисплей. Первый хлопнул в ладоши.

- Слава богу! Наконец-то!

- Теперь надо, чтобы «синоптик» не подвел... – добавил Второй.

- Молчи! Сглазишь!.. – оборвал его Первый и обратился к Юле: - Ну, как? Он уже готов?

- Готов, - ответила Юля не своим голосом. Она чувствовала Сергея. Чувствовала в себе. Не так, как это было в постели, а совсем, совсем по-другому.

- Он будет? Он будет? – нетерпеливо спрашивал Первый.

- Будет, - едва слышно выдавила Юля. Ведь ему теперь было все равно. Там не работали человеческие понятия. Месть, ненависть, сострадание, любовь – все осталось в кресле напротив. Он даст ей все, что нужно. Просто потому, что ему не нужно уже ничего. Он уже простил ее – Юля знала это. Ведь для него уже прошла целая вечность. Для него теперь вообще не существовало времени.

- Закачивай! – как сквозь сон услышала она. И на нее нахлынула волна вопросов. Юля перестала быть Юлей, она растворилась в потоке информации, смывшем ее сознание. Теперь она выполняла функции. Иногда ей удалось выхватить и осознать куски вопросов. Они все были однотипны: что будет, как будет, где будет, кто и кем будет? Прошлое и настоящее эти вопросы не интересовало. А он швырял в ее мозг ответы, швырял, как в миску дворовому псу швыряют ненужные кости.

Сколько это продолжалось, Юля не знала. Наверное, не больше минуты. Но в эту минуту вместилась бесконечность. Юля на своей коже чувствовала как это, когда времени нету. Она поняла, что для нее оно пока есть, только когда услышала дрожащие слова:

- Сигнал слабеет!

- Мы уложились?

- Да, еще несколько секунд...

Поток в мозгу Юли начал быстро иссякать. И она наконец смогла заполнить освободившееся пространство своими мыслями.

- Все, - сказал Третий.

- Отключайте, что ли... – усталым, но довольным голосом предложил Третий.

- Нет! – вдруг резко сказала Юля. – Нужно мне!

Она не видела, как Первый усмехнулся – за стеклами все расплывалось оттенками черного.

- Нужно – пожалуйста.

- Выйдите.

- Это еще зачем? – удивился Первый.

- Выйдите!!! – чуть не закричала Юля.

- Тише, дура!.. – зашипел Первый. – Выйдем, пусть справит... нужду.

Юля почувствовала, что осталась одна. Вернее, нет, не одна.

Ты меня слышишь?

Да.

У меня к тебе тоже вопрос.

Давай.

Я человек?

А эти трое кто, в таком случае?

Меня не интересуют эти трое. Я – человек?

Решай сама.

На их вопросы ты отвечаешь.

А ты спроси меня, кто будет следующим президентом. Или лучше спроси, какая будет погода завтра.

Какая будет погода завтра?

Будет сильный дождь.

Плохо. Не люблю дождь.

Юля почувствовала, как он тает в ее сознании.

У меня еще один вопрос.

Давай.

Тебе было больно?

Нет. Это совсем не больно. Только щиплет немножко.

Юля вздохнула. Он растаял быстро, почти резко. Из ноутбука запищало. В комнате быстро появились трое в серых костюмах. Фартуки они уже сняли.

- Хорошо, - сказал Первый. – Все прошло просто отлично – мы уложились целиком. Даже тебе осталось. Молодец, девочка.

Двое сноровисто собирали вещи. Первый тем временем достал из чемоданчика кипятильник, подошел к стене, воткнул кипятильник в розетку и сунул его в пустой стакан. Рядом он положил небольшой безоболчковый заряд с электронным взрывателем.

- Убираемся, - скомандовал он. – Ты уходишь после нас.

На последок Первый спросил:

- Денег дать?

- Нет, - ответила Юля.

- Ну, как знаешь.

Они вышли. Юля замерла посреди комнаты. Почему все думают, что человек идет на такие вещи обязательно ради чего-то? Ради денег, ради наркотиков, ради власти... Неужели так сложно понять, что есть вещи, на которые человек не способен пойти даже ради самого заветного желания? Но он все равно пойдет на них. Ведь ему можно не давать ничего. Можно, например, не давать ему жить. Или, еще лучше, не давать жить тем, кто рядом. Мы убьем их, если ты не согласишься. Если ты согласишься, мы все равно убьем их. Только в первом случае будешь виновата ты, а во втором – мы. Выбирай.

Это хорошо, что дождь завтра, подумала Юля, взяла со столика бритву и вышла из номера.

14 ноября 1999 г. 4:27:11


Советуем прочитать
Произведения Виталия Полосухина

Четвертной №11

 ©Четвертной 2002-2006