[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Надежда Гога

ПИСЬМА ОТ НАДИ ГОГИ И ЕЁ МАМЫ ДИАНЫ КОСЕНКО ОБ ИХ ЖИЗНИ В СЛОВАКИИ

Непросто гимназическому подростку по воле судеб оказаться в Словакии, и не как на экскурсии, а как на постоянном месте жительства. Другой язык, другие люди, другие нравы, мало ли еще чего другого. Чтобы понять, насколько все не так радужно, как казалось могло бы быть, приводим фрагменты писем Нади Гога, того самого подростка, о котором идет речь, и ее мамы, адресованных Алексею Обухову. В общем-то эти письма публикуются без согласия авторов, о чем и говориться в одном из писем, но мы идем на это,так как хотим показать все таким, какое оно есть, а письма — это наиболее яркое отражение жизни в ее естественности. Напомним только, что Надя Гога постоянный автори член редколлегии альманаха.

P.S.: В момент выхода альманаха Надя уже стала проживать в другой стране — на Украине, в городе Киеве.

От редакции

Привет, Лёша!

Получила твоё письмо, очень ему обрадовалась, хотя потом немного огорчилась, что меня не было вместе с вами в Гужово. Примерно с декабря моя семья переехала в Жилину, где теперь и живем. Район, правда, не очень удачный — рядом целлюлозно-бумажный комбинат, но зато родителям недалеко до работы. А вот мне до школы теперь пилить и пилить: сначала на городском автобусе, потом на междугородном или на электричке и потом ещё немного пешком. По времени и расстоянию в Москве ситуация была примерно такая же, но транспорт ходил лучше.

Чем моя нынешняя школа отличается от ДГ, я сейчас конкретно сказать пока не могу. Но в основном языком, на котором идет обучение; явным отсутствием заинтересованности учителей в том, чтобы детям было интересно ходить в школу; количеством учеников, отсутствием поездок; специфическим мнением учителей о том, зачем нужны факультативы, и , как следствие, отношением учеников к школе. Больше всего меня поражает мнение всех и вся, что ребёнок должен учить ТОЛЬКО ТО, что ему будет нужно в дальнейшем для его специальности. В первых двух классах гимназии считается, что ученик ещё не знает, куда он хочет пойти после гимназии. В 3-м классе гимназии, как считают здесь, он начинает понимать, и поэтому с 3-го класса он может ходить на некоторые допол-нительные занятия. В 4-м классе уже ситуация меняется, есть несколько обязательных предметов, типа словацкого и иностранного языков, а также физкультуры, а остальные предметы, в определенном нагрузкой количестве, выбираются по желанию, в зависимости от выбранной для поступления в ВУЗ специальности (из предлагаемых в каждой конкретной школе). А то, что эти факультативы могут быть не НУЖНЫ, а ПРОСТО ИНТЕРЕСНЫ, никому даже в голову не приходит, и директором школы такой вопрос был воспринят с удивлением.

У учеников и учителей, в основном, отношение к школе, как к повинности, и, судя по их лицам в конце урока или учебного дня, они думают: «Ну вот, наконец-то, отстрелялся!». Когда речь заходит о поездках, все говорят : «Да, да, конечно, это всё хорошо, но на это ведь нужны деньги.Государствово нас не спонсирует, а это дорого». Но каких-либо попыток что-то предпринять никто не делает — не дают и ладно. Хотя, по крайней мере, у меня в классе учатся дети в основном из семей с не маленьким до-статком, по крайней мере, судя по их внешнему виду. Учеба на природе, по их мнению, удел 5—8 классов, если ты в гимназии, то из этого уже вырос. В общем, по-моему, здешние гимназии ( а они все одинаковые) отличаются от ДГ собственно тем же, чем и обычные московские 11-летки. Когда же я пыталась рассказать, что бывает школьная жизнь такая, как в ДГ, то мне никто не верил: «Такого не может быть,потому что такого не бывает. Ты все придумала, чтобы «выпендриться»».

Леша, есть возможность, если тебя это заинтересует, примерно к концу года устроить переписку на русском с теми ребятами из моего класса, кто его изучает. Учительница считает, что сейчас ещё рано, но к концу учебного года вполне возможно. Тебя это интересует?

Моя жизнь: 5.30 — подъём, 7.15 — автобус в школу, 6-7 уроков (обычных, по 45 минут) , 14.13 — электричка домой, 16.00-21.00 — уроки, словацкий, телевизор. В 21.00 — спать, а то утром нет сил встать. У других, это я знаю точно, жизнь поразнообразней, но у меня пока такая. Ты говорил, у тебя в Словакии есть знакомые. Если не секрет, то кто и где. Можно ли мне с ними познакомиться? Друзей здесь у меня ещё нет. Ребята с девушками «не якшаются», а девушки ко мне как-то холодно относятся. Есть правда одна русскоязычная девочка, у которой мама русская, но она родилась здесь в Словакии и со мной держится тоже холодно. Мы с ней не очень-то сдружились.

Климат тут противный: ночью снег, днем — слякоть. А в те редкие дни, когда снег не тает, никто не играет в снежки. Почему? Это же так весело! Есть ли уже какие-нибудь идеи по поводу весенних и летних каникул? А когда будут Чтения? Можно ли мне сделать на них приглашение, чтобы в школе отпустили?

Жду ответа, как соловей лета. Привет всем, кто ме-ня помнит.

Надя.

 

Здравствуйте, дорогой Лёша!

Большое спасибо за письмо. Надя, да и я тоже, была очень рада, что отвечаете. Надюша очень скучает по Москве, по друзьям. Сидит сейчас дома вторую неделю, у них «грипповые» каникулы и строчит ребятам письма. А они что-то не очень торопятся отвечать.

У Нади гражданство сейчас украинское, поскольку когда мы жили в Москве прописка у нас была не постоянная, а временная (на время контракта у мужа), поэтому когда развалился Советский Союз, нужно было нам прибиваться к какому-то берегу. Я попыталась получить постоянную прописку в Москве, а соответственно и Российское гражданство, но нам отказали на основе того, что квартира у нас не собственная, а служебная. Наверное, в этот момент надо было где-то кому-то что-то заплатить, теперь я уже жалею, что не добилась этого вовремя. Я поступила проще — поехала к маме на Украину и прописалась там, а, соответственно, автоматически на тот момент мы получили украинское гражданство. Честно говоря, мне было все равно, какое гражданство получать, я не понимала, какие последствия после этого нас ожидают. В то время была такая неразбериха, что я побоялась остаться вообще лицом без гражданства и решила поступить, как проще. Теперь Надя на меня за это обижается. Она уже считает себя москвичкой, поскольку в Москве мы прожили с того момента, как она пошла в школу. А теперь её лишили этого звания, а становиться словачкой она категорически не хочет. Но насколько я знаю, факт гражданства для Москвы не имеет значения, там важно наличие или отсутствие московской прописки, независимо от гражданства.

Для жизни в Словакии нам менять гражданство не нужно, нужно оформить так называемый «trvaly pobyt», т.е. разрешение на постоянное место жительства. Типа постоянной визы в России. Граждане любой страны, проживающие на территории Словакии и имеющие такой «трвалый побыт», пользуются теми же правами, что и свои граждане, кроме права голосования на выборах. Имеют возможность свободно въезжать и выезжать из страны, поэтому смена гражданства, в общем-то, вещь не обязательная. Люди из России здесь живут по 20-30 лет не меняя гражданства совершенно без проблем. Мы это разрешение пока не получили. Чиновники в соответствующих органах здесь сидят такие же, как и у нас — все те же бывшие партработники, быстро забывшие, кем они были, но не изменившие своих привычек и образа мыслей. Мы в местный ОВИР сдали уже столько справок, что трудно перечислить. И вот уже три месяца ждем ответа. Как только мы этот «трвалый побыт» получим, Надя сможет спокойно въезжать и выезжать. Поэтому я даже поддерживаю её желание ездить с вами во все возможные поездки. Вопрос только в деньгах и в том, что здешние каникулы не совпадают с московскими. Но и здесь можно найти выход — знающие люди рассказали мне относительно дешевый способ передвижения. Билет на прямом поезде Москва—Прага, а потом до Жилины (обратно столько же) стоит примерно 100 $. Конечно, это удобно и комфортно — в международном вагоне с кондиционером. Но можно ехать и на перекладных, через Украину. До Киева, потом до Ужгорода (можно прямо до Ужгорода, можно через Львов, из Львова до Ужгорода доехать тоже нет проблем). Если соберетесь в гости, мы вас всех заранее приглашаем, я вам даже попытаюсь выслать расписание поездов, кое-какое у меня есть, а есть ещё поезд Харьков — Ужгород. Эта часть пути будет самая дорогая, дальше совсем дешево (из Ужгорода до Кошице практически каждый час ходят автобусы, стоимость билета — 8 украинских гривен). Это не дорого. А уже из Кошице за 200 крон можно доехать в любую часть Словакии и Чехии (350 слов.крон — 10$). Там уже мы могли бы вас встретить, чтобы не заблудились. Честно говоря, об этом маршруте передвижения я знаю только теоретически, мы сами так ещё не ездили. Но если Надя соберется все-таки в поездку, то попробуем.

Моё первое впечатление от Словакии — резко отрицательное. Их экономика в состоянии кризиса в России 5 лет назад, когда плановая экономика развалилась, как работать по-новому — никто не знал и не умел, а кто знал — те нахапали и смылись. В советские времена Чехословакия была одной из самых благополучных стран и люди приучены сидеть с открытым клювиком и ждать, когда туда что-то упадет. А падать вдруг перестало. Поэтому общее состояние паники и тревожности. Но в отличие от России, у них даже нет желания выглянуть за забор. А что, собственно, за забором? Они приучены верить тому, что пишут в газетах, что говорят по телевизору. Правительство занимается поиском образа врага. Раньше это был Советский Союз, он им не давал развиваться, теперь их хочет съесть Америка. И люди на полном серьёзе обсуждают подобные темы и во все это верят. Очень много снобизма, не знаю, правильно ли я употребляю это слово , «вот у нас так, и это — хорошо. А раз у нас не так, значит это — плохо». И это — однозначно и даже никаких сомнений быть не может. Первое время при общении с людьми я была просто потрясена, насколько одинаково все мыслят. Так мыслят и дети у Нади в гимназии, и учителя в том числе. Поэтому, конечно, Надя и чувствует себя очень одиноко. У неё в классе есть девочка, у которой мама русская, но их семья живёт в Словакии уже около 20 лет, поэтому хоть эта девочка и говорит по-русски, но мышление у неё словацкое. Надя сначала подружилась с ней, а потом выяснилось, что ни по одному вопросу мнения у них не совпадают. Ни в отношении учебы, ни в отношении проведения свободного времени, ни вообще понимания что такое хорошо и что такое плохо. Не то чтобы дети плохие, просто они не приучены иметь свое мнение, даже не представляют, как ответить например на вопрос, что лучше: демократия, анархия или диктатура. Сразу лезут в учебник и ищут, а что там написано? Если написано, что это хорошо, а это плохо, значит так и есть, ведь это же умные люди писали, им надо верить. Вот на таком принципе построена школа, такими же пассивными и в каком-то смысле ограниченными они и вырастают. Не хочу обижать целую нацию, но это признают и те словаки, которые больше лет пяти проработали в Москве или вообще в России, а потом вернулись в Словакию и не могут уже вернуться в те рамки, в которых они жили раньше. Петер, мой муж, сейчас ощущает то же самое, он честно говорит, что чувствует себя здесь иностранцем, хотя и знает язык. И на работе, хотя он тех людей, с которыми сейчас работает, знает больше 10 лет, и вообще по жизни. Дальше своего забора люди ничего не видят и видеть не хотят, а вдруг после этого проблемы возникнут.

Я рассказываю об этом, чтобы подтвердить мысль, что наше российское образование — одно из наших величайших достижений и надо хотя бы это не растерять.

Планов на будущее пока никаких не строим. Надя хочет по окончании школы поступать куда-то обязательно или в Москву, или в Ленинград. Но боюсь, что уровень выпускников здешних школ ниже, чем требования в наших ведущих вузах и без дополнительной переподготовки ей туда не поступить. И опять все упирается в деньги. Так что пока живем сегодняшним днем. Мне сказали, что здесь есть достаточно реальная возможность попасть на обучение за границу: в Германию, Англию, Австралию. Есть специальное тестирование, которое проводится каждый год. И если ребёнок успешно проходит такое тестирование, то без всякого знакомства и взяток ребенок едет на обучение, причем условно-бесплатно, т.е. основные расходы оплачиваются государством либо спонсорскими, культурными и научными организациями — обучение, проживание, минимальное питание. Главное, вовремя узнать что и где, ну и, конечно, успешно подготовиться к тестированию. А для этого как минимум надо выучить словацкий язык, который в общем-то не сложнее русского, но в окончаниях падежей имеет столько же исключений из правил, как и русский. Кроме того слова имеют «длжни», т.е. например б, э, й, которые не подчиняются никаким правилам. Их учат этому с самого детства и к старости многие так и не знают. Ещё другой проблемой для освоения остаются слова, которые звучат одинаково с русскими, а означают совсем другое, например, «druh» - звучит «друг», а переводится как «вид» (животных, оборудования и др.). И таких слов много, они немного затрудняют понимание, вводят в заблуждение.

Надя договорилась с учительницей по истории сдавать поэтапно зачеты по материалу начиная с начала учебного года. Тема для неё знакомая — Древний Рим, Древняя Греция. Но сдавать-то по-словацки. Они с папой вот уже месяц каждый вечер сидят и читают историю — сначала папа по-словацки, потом он переводит, потом Надя читает по-словацки, потом отвечает по-словацки на папины вопросы, потом записывает краткий конспект по-словацки. В результате таких занятий она уже и неплохо пишет, и неплохо читает даже незнакомый текст, и неплохо говорит на знакомую для неё тему. В смысле языка нет практически проблем с математикой, тем более, что они сейчас учат то, что у нас в Москве дети учат в 8 классе. Некоторые проблемы с физикой, но тоже немного, т.к. это тоже тот материал, который она учила в прошлом году. Химия тоже ещё за 8 класс, но тут большая проблема с названиями элементов — словаки придумали свои названия, а у нас они в основном латинские. Но тут как раз ситуация из серии «тяжело в учении, легко в бою». Надина учительница по химии в ДГ настолько их выдрессировала, что учат они с папой химию сейчас так: Надя распознаёт в учебнике знакомые формулы, рассказывает папе, что она знает на эту тему по-русски, папа переводит и находит это в учебнике по-словацки, потом Надя учит это же по-словацки. И выяснилось, что Надя по-русски знает намного больше, чем имеется в словацком учебнике. Так что Надина учительница по химии может гордиться своими учениками — даже до сих пор Надя все помнит, как азбуку. И очень ей сейчас пригодились знания по зарубежной литературе — у них сейчас как такового словацкого языка нет, считается, что дети его уже выучили и только раз в месяц пишут «писанки», т.е. диктанты. (Кстати, сочинения писать они ещё не умеют, будут учиться этому только в старших классах). А имеется только литература, и как раз они начали с Гомера и Древней Греции. Но проходят материал (к сожалению) в намного меньшем объеме, чем это учила Надя. Факультатив по психологии у них в школе есть, но как нам сказали, Надя на него сможет ходить только в 3 классе, поскольку он ведется в учебные часы. Надя хотела попросить преподавательницу заниматься с ней отдельно, но снова встал языковой барьер. Так что мы пока учим словацкий, но если бы вы, Леша, порекомендовали ей какую-то литературу, чтобы она что-то пока просто читала, и может вела какой-то конспект прочитанного, отсылала Вам свои резюме или отчеты о выполненной работе, наверное, было бы неплохо. В Мартине есть крупнейшее в Словакии книгохранилище-библиотека, называется «Матица Словенска», в которую приезжают за книгами со всей Словакии. А у нас она рядом, так что Надя могла бы там брать книги, может, даже на русском.

Директор той гимназии, куда ходит Надя, достаточно приятный человек, к тому же один из немногих директоров, кто отнёсся к нам по-человечески. Поэтому я думаю, что с ним вполне можно сотрудничать в смысле предложений о каких-то поездках-путешествиях. Здесь вокруг нас горы, со всех сторон, называются Низкие Татры. Но мы, к сожалению, ещё нигде не были, местные достопримечательности знаем плохо. В Надиной школе есть довольно активные учителя по физкультуре, и у мальчиков, и у девочек, которые в общем-то и являются местными организаторами каких-либо поездок для детей. Надя постарается поговорить с ними на тему, не помогли бы они организовать встречу и что-то интересное для вас, а вы бы потом для них . Наверное, при случае, я попытаюсь это сделать, хотя говорю по-словацки ещё хуже Нади. Но на денежную помощь от них рассчитывать сложно — здесь в сфере образования и медицины такой же кризис, как и в России. Осенью учителям первый раз задержали на 2 недели выплату зарплаты, так вся Словакия две недели говорила только об этом. Других проблем в мире не существовало. Платят здесь зарплату в общем-то регулярно, но мало, так чтобы не умереть с голоду. А жизнь такая же дорогая, как и в Москве. Что-то дороже, что-то дешевле. А в общем получается также.

Я уже работаю, хотя язык знаю ещё плохо, поэтому, к сожалению, помогаю Наде мало. Но с удовольствием приглашаем всех в гости. Мы будем очень рады.

Да, ещё одна информация — если есть желание и возможность отправить Наде публикации ДГ, а также можно любые не очень старые газеты и журналы какие не жалко в качестве гуманитарной помощи, а то мы здесь находимся в настоящей информационной блокаде — ни газет, ни телевидения (на русском).

Вот такие у нас новости. Просьба передать приветы и Леонтовичу, и Галине Юрьевне, и Владиславу Викторовичу, и всем, кто Надю помнит. Спасибо, что не забываете нас.

Всего наилучшего.

Надина мама, Диана Косенко.

 


Советуем прочитать
Произведения Надежды Гоги

Четвертной №11

 ©Четвертной 2002-2006