[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Алла Джавадян

ОН

Зачем я это делаю? Куда я иду? На что надеюсь?.. Вопросы, вопросы, вопросы... Господи, да не все ли равно!

Пронизывающий ветер рвал стальными когтями спину, делал подлые подножки спереди.

Я шла. Шла, обреченная на провал. Знала ведь, все знала!.. А все равно шла, вопреки всему продиралась сквозь колющую стену ветра.

Пришла. Звонить или не звонить? Красная кнопка звонка, казалось, злорадно ухмылялась мне, говоря: «Ну, чего пришла? Тебя здесь не ждут».

Позвонила. В ответ тишина. Наконец, спустя целую вечность, послышался скрип отпираемой двери, и через узкую щель я успела разглядеть два пустых глаза на потном, оплывшем лице.

— Эт-т-то т-т-ты?! — раздался осипший голос. ... Дверь распахнулась. Мне даже как-то неловко стало: таким ли я его знала?..

— Объясни мне... — было первое, что я от него услышала.

Он боялся. Боялся меня, боялся теснившей его реальности. И убегал. От самого себя, от людей.

А я ждала. Надеялась.

Он вел себя, как маленький мальчик, которого еще не исхлестала жизнь, а я хотела увидеть мужчину.

Он не понимал. А я, дура, снова и снова объясняла ему какие-то очевидные вещи. Он не слышал. Как будто желая отгородиться от меня, он повторял всегда одно и то же:
— Объясни мне. Я не понимаю...

Он не понимал ничего. Но я давала ему время созреть.

Мы не виделись годами. Я приходила к нему, полная надежд, а уходила усталая и разбитая. Я ненавидела его испуганные глаза, меня тошнило от его тупого и фальшивого подхалимства.

Но я хотела заставить его жить. Хотела разбудить его самолюбие, его гордость... А он обижался. И опять ничего не понимал.

Я вздохнула.

— Можно войти? — спросила я и с удивлением обнаружила в своем голосе какие-то новые нотки. В нем зазвучала горечь.

На него было противно смотреть. Весь какой-то липкий, слюнявый, потный... Дрожащими руками он наливал мне чай. Я ждала. Ждала, когда он нальет и себе. Нет, не налил. Чашек не хватило. Достал мутный стакан, рядом поставил бутылку.
— Ну-у-у... — начал он.

— Заткнись, — перебила я его.

Внезапно мне показалось, что пришла к кому-то другому, может быть, перепутала адрес. «Это не он, — в ужасе подумала я. — Это червяк какой-то».

В нос ударил характерный запах плесени.

— Червяк! Скользкий, жирный червяк...

Больше я не сказала ничего. Злость, отвращение и еще что-то разрывали меня на части.

А он все сидел. Он ничего не чувствовал, ничего не понимал. Он просто сидел.

Я встала. Его жирные пальцы суетились, пытаясь нацепить на меня пальто. Даже сейчас он пытался разыгрывать из себя мужчину.

Надежды рухнули. Словно подтверждая это, мрачно хлопнула дверь, гулким эхом отозвавшись в моем опустевшем сердце.

Я вышла.

Светлый подъезд его дома манил, а пугающая темнота ночи отталкивала. Глубоко вздохнув, я шагнула в густую черную тьму, и очень скоро мрак проглотил светлое пятнышко, желтевшее у меня за спиной.

 


Советуем прочитать
Произведения Аллы Джавадян

Четвертной №11

 ©Четвертной 2002-2006