[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Оксана Парфентьева

* * *

Еще одна весна неожиданно свалилась на замученный город.

Утренняя сиреневая дымка уютно укутывала озябшие дома, стекала по просыпающимся склонам и таяла на асфальте. Ветки, не по-зимнему настороженные, застыли в ожидании привычного, но каждый раз ошеломляющего чуда. Город в очередной раз пытался поверить в свет и жизнь. И просыпался...; мучительно, болезненно распрямляя уставшие от снега и ветра спины домов, озарял неуютные улицы первыми улыбками открывающихся свежевымытых окон. Окончательно верили в весну только уличные коты. Их не обманывал снег, до сих пор лежащий в палисадниках, и бесконечное отсутствие так долго ожидаемого солнца. Коты просто знали, что это весна.

А через несколько дней первые до боли чистые мазки первых цветущих веток окончательно убедят всех неверующих, и город взорвется, опьяненный новым началом. И для них это будет начало жизни, лета, надежд...

А для кого-то - начало новой вечной зимы...

весна 1996г.

* * *

«... В природе нет черного и белого цветов «, - говорил учитель.

И я, с радостью выкинув черный из палитры, вдохновенно вымешивала черноту из ярких и чистых красок. Но прошло очень много лет, прежде чем я с ужасом осознала, что в природе нет черного и белого; А если смешать много ярких и чистых цветов, то получится грязь...

* * *

Почему свет всегда напоминает о темноте? Лучше всего спится перед рассветом - впереди утро и день. А яркий солнечный день пьянит, но полнит сердце печалью: дальше - ночь. И порой очень трудно поверить, что будет еще одно утро. Но свет всегда уходит в темноту, а темнота рождает свет; совершенно независимо от того, верит в это кто-то или нет.

* * *

Начало - это лишь завершение предыдущего. Поэтому плакать о том, что что-то закончилось так же бессмысленно, как и радоваться тому, что что-то начинается.

* * *

Хотите увидеть радугу? - Не смотрите на солнце, а смотрите на его отражение в каплях. Чем больше капель, тем больше радуга.

* * *

Мы все - лишь капли, в которых отражается какое-то далекое неизвестное на солнце. Мы живем в мире отражений. И в их бесконечной цепочке так трудно найти то истинное изначальное лицо жизни.

А может это и было всего лишь отражение конца?...

* * *

Что такое дорога - лучше всего знает камень, лежащий в дорожной пыли; он хранит отпечатки многих прошедших по нему ног; но даже он знает все о пути до него и ничего - о пути после...

* * *

Лист ничего не знает о смерти.
Зато дерево знает о смерти листьев;
Но ничего не знает о смерти.

* * *

Даже горы взрываются иногда грохотом обвалов, чтобы сильнее полюбить тишину.

***

Интересно, видит ли улитка летающих в небе ласточек?...

***

Что знает муравей о людях?...

***

Человек боится смерти.
Он боится начала или конца?
Или он боится забвения?
А чего он боится больше- Обреченности или неизвестности?...

***

Безнаказанно шальные линии
Обманули иллюзорной четкостью
И бегут, забыв про параллельность,
Нарушая контуры реальности...

***

Приходящие, приходящие, приходящие...
Ждущие, стремящиеся войти и забыть.
Прикоснуться и дальше плыть,
Плыть, плыть...
В мутных потоках выбраных течений,
Удобных и не очень...
А впрочем...
У каждого есть кусок себя для развлечений.
И еще по куску от многих прочих.
Чем не жизнь?
Стучащему - да откроется...
И я открываю... А там пустота...
Да нет! Там тень...
Вошла; прошла сквозь меня;
Стала ярче и реальнее;
И... ушла.
И унесла на память кусок креста
И маленький язычок огня...
А у меня -...?
А у меня - ночь, чтобы родиться опять
И утро нового дня.
Стучите!
Мне снова есть что отдать.

1995 г.

***

Этим взрывом недолюбий изрешечена душа...
Толь меня...
Толи я...
Но недопето, недослушано...
А душа ждет...
А душа недыша поскуливает и ищет отдушины.
Непримирима и распродана с молотка по частям,
Но целая, хоть и распихана по карманам,
Душа живет;
И хочет даже «Добрый день»
Говорить случайному прохожему с любовью,
А давится болью...
Это хорошо, когда недопето,
Когда где-то, пусть далеко впереди, есть лето...
А потом зима и весна...
И снова лето...
Но это где-то...
А у меня лето со снегом,
Да и нарисованое наполовину...
Куски картона гнутся под ветром...
Холодный ветер бьет в спину...
И в центре полуразрушенных декораций,
Из трещины в асфальте-
Березка и пара травинок...,
И маленький язычок костра...,
И две сиреневых скрюченных фигурки,
И глаза...
И оба - против, и оба - за...
Потому, что вместе больно, порозь - страшно...
Две фальшивых ноты на альте;
Трещины и грязь на асфальте;
Руки, целующие затылок...
Без вариаций...
Лето...
А где-то...
Да где же это?...
Мне бы туда добраться,
Умереть, прорасти, разметаться
Сумасшедшими брызгами света
По этому где-то...
Один день лета...
Мне бы день лета...

1995 г.

***

Я - капля на стекле, на хрупкой грани
Меж светом сна и тьмою бытия;
Я - блеск побед, слеза воспоминаний,
Я мимолетна на прозрачной грани,
Я многолика, но едина Я.
И отраженья отражаясь в отраженьях
Скрываются искрясь в бездонности моей.
Здесь свет и тьма взорвались единеньем
Во мне одной; но чьим решеньем?
Безумством прихоти; Но чьей?
Разбить стекло?... И черный с белым
Цвета сольются странной тишиной.
Все станет ровным, неуютным, серым,
Бездумным и безликим телом
Вселенной, встретившей покой...
И в ней исчезну я, утратив назначенье,
Сольюсь с безликостью, растаю в пустоте.
Ведь я жива, пока живут сомненья,
Пока есть грани, а на гранях отраженья
Великих и бессмысленных сражений -
- Безумства света в полной темноте.

23 марта 1994г.

***

Отчего я рисую загнанность?
Отчего я пою про грусть?
Одиночество- моя заданность.
Тишина- мой бесценный груз.
Почему же полет прерывая,
Зажимаю крылья руками?
А, потом , в тишину вростая,
В темноте болею стихами?
Я взрываюсь огнем безумства,
Но сама же гашу пожар.
Вечный бой- это разум- и чувство-
Вечный холод и вечный жар.
Душу выверну на изнанку;
Там судьбой сплетены навсегда
Огневая пляска цыганки
И холод царицы льда.

1994г.

***

Доброе утро! Мой милый!
Доброе... Я забыла
Печаль, что вчера укрыла
Меня ночною тьмою
И дождем влекла за собою.
Доброе утро! Искрятся
Снегом обласканы ветки.
Все заново, все впервые.
И сны уже не больные
Снятся...
Распахнуты клетки.
Свобода и радость начала
Меня допьяна укачала,
Наполнила светом силы...
Доброе утро! Милый!

1996 г.

***

Пустотою синею,
Серебристым инеем
Я вливалась в лето
Ледяными ливнями.
Я вростала в небо
Ветками отчаянья,
Стыла среди праздника
Озером молчания.
Середина года, середина города;
Даже бесконечность
Надвое расколота;
Между «до» и «после» -
Вечное «сейчас».
- Пустота и холод несогретых глаз.
Я - осколок льда и одиночества;
Но и льду тепла и солнца хочется.

1994г.

***

Где ты видел женщину страшнее
Той, которую во мне ты любишь.
Ты нарисовал меня из мяса,
Крови и обрывков тряпок...
И все это называешь чудом...
Но оскал чудовища чернеет
В той улыбке, что мне ранит губы.

Я же меньше и умею плакать,
Морщить нос, сутулиться и петь.
Тихо, неумело, но всем сердцем
Петь, смеяться, слушать капли,
Собирать осколков солнца медь.

Меня радует и манит слово;
Я болею мешаниной цвета;
Я нелепа...
Я смешна и бестолкова;
Но меня ты любишь не за это.

Я - богиня, я прекрасна и желанна.
Губ соблазн, руки изгиб и взгляда томность...
Разве это я?...
Вглядись в туман обмана.
Разгляди меня, услышь мой голос...

Полюби со мной сверчков и осень
Забреди со мною в мир огня,
Заблудись в расчерченности сосен;
А потом уж полюби меня...

***

Любовь была, как затяжной прыжок;
И у обоих были парашюты.
Жизнь вне земли на минимальный срок-
- Чуть-чуть длинней земной минуты.

Потом толчок и белых крыльев пена,
И позади волненья и ветра...
И кто сказал, что там была измена?
Нет! Просто спорт, спотривная игра.

Но мне природой не отпущен миг спасенья.
Вся жизнь моя, как затяжной прыжок.
И все сильней земное притяженье,
И меряют секунды жизни срок.

Мой парашют остался в самолете,
Пусть только смерть мне принесет земля,
Я счастлива в бессмысленом полете
Над скукою земного бытия.

Твое «люблю» как шаг из самолета;
А не напрасно ли рискуешь ты?
Захочешь ли потом не рвать полета
На линии контрольной высоты?

Не торопись расстаться с парашютом.-
- Кому-то - падать, а кому - летать.
Легко дробиться вечность на минуты,
Минуты трудно вечностью назвать.

1984г.

***

Ты еще не устал приходить.
Я еще не устала плакать...
На улице солнце, снег или слякоть,
А я все решаю - быть или не быть?

Пытаюсь не ждать,
Изломана, смята;
Забыть, забыть, забыть, забыть...
И не узнавать
Голос, родной когда-то.

Пять минут счастья в море горя.
Я учусь не верить себе.
Забыть, забыть, забыть о тебе
И возвратить состоянье покоя.

Возраждаюсь в часы разлуки,
Чтобы вновь умереть при встрече,
Глупой верой надежду расцвечивая
В ожидании новой муки.

Из забвенья в забвенье
И что-то неслучившееся между...
И вот я жду...
Жду, несмотря на сомнения,
Сохраняю как откровение
Сухие цветы надежды.

Сохранять или хоронить?
Плякать или смеяться?
Быть или не быть?
Я так устала метаться!...

1996г.

 


Советуем прочитать
Оксаны Парфентьевой

Четвертной №11

 ©Четвертной 2002-2006