[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Плоды творчества

Галина Царькова

Однажды в поезде

Когда я ехала в поезде, я видела перед собой совершенно незнакомого человека. Он купил новый диск и с упоением слушал его, не обращая на меня никакого внимания. Казалось, он забыл обо мне, я была разозлена и обижена: он же взял на себя обязательство заботиться обо мне во все время дороги, а между тем даже не предложил мне наушника!

Часов около десяти он вдруг спохватился и, улыбнувшись мне виновато, сказал: «Кажется, нам с вами пора бы поужинать!» И все, даже не извинился! Но я не очень расстроилась: если он будет кормить меня на свои деньги, значит, я уже чего-то добилась! Однако и тут он показал себя не с лучшей стороны: порывшись в сумке, он откопал бутерброды и протянул мне один. Заметив, видимо, разочарование, написанное у меня на лице, тут же спросил: «А что, так хочется в вагон-ресторан? Хотите, я принесу вам мороженое?». Я покачала головой и виновато потупилась; он улыбнулся.

После так называемого ужина он начал собираться ко сну. Сходил к проводнице и заказал два комплекта белья, доселе в поездах и не видела такого белья - чуть хрустящего, пахнущего весной и уютом. Я постелила и себе, и ему, а затем стала раздумывать, что делать дальше. Как назло, спать мне сейчас не хотелось. Я жила, как во сне, – с предчувствием чего-то волшебного, нежного, что должно было прийти этой ночью, мне кто-то будто нашептывал, что спать в эти минуты нельзя.

Зачем я ушла тогда из купе – остается загадкой, только я знаю, что так было нужно. Минут через десять дверь приоткрылась, и он высунул голову. Увидев меня, он подошел сзади и надел мне наушники; я скорее все это почувствовала, чем видела. «Необыкновенная музыка!». - Только и произнес он, но от этих слов у меня застучало в висках; а, может быть, оттого, что музыка была именно такая, какую я давно хотела услышать. Как бы то ни было, если мужчина хочет тебя обольстить, он обычно воздействует на твои самые больные места; во всяком случае, так было со мной. После того, как в моих ушах зазвучали эти аккорды, я не соображала уже ничего. О, он знал, как заставить меня потерять бдительность! Сначала томить меня неизвестностью, затем, разозлив и смутив, проявить вежливость, ну а после – начать атаку любовью!

В общем, цель его была совершенно достигнута: от благодарности, любви и восторга я была готова на все. Но, вопреки моим ожиданиям, он просто обнял меня и остался стоять, всматриваясь в глубину ночи. Она правда была прекрасна: поезд на полном ходу пересекал поля и равнины, и повсюду за ним, то есть, за нами следовала луна. Я очень люблю летние ночи, а когда едешь - особенно. И надоумило же меня сказать об этом ему! В ответ он пустился в пространные рассуждения о поэзии и картинах, о роли красоты и случайностей в нашей жизни, он цитировал мне обрывки стихов, а я стояла и думала, что мне для полного счастья еще и гения не хватает. Я слушала, полузакрыв глаза, положив ему голову на плечо, во всем моем существе было такое приятное ощущение легкости и песочного счастья, как вдруг я почувствовала его губы у себя на виске, и они опускались все ниже... Мне захотелось убежать, вырваться, но мои руки не слушались, они обнимали его, гладили его волосы, и вот я уже целуюсь с ним в губы. Я! С малознакомым мужчиной! Такого со мной никогда не бывало!

Наутро я проснулась совершенно разбитая, я чувствовала себя виноватой во всех смертных грехах, я винила себя за то, что не удержалась и не противилась, мне было стыдно и гадко, хотя ничего особенного я и не сделала; миллионы женщин на моем месте и бровью не повели! Но я не такая!

Поезд уже подходил к станции, на перроне меня должен был встретить жених, но я после вчерашнего вечера и смотреть на него не хотела, а уж в роли «второй половины» представить совсем не могла. Звучит дико, но факт.

Тот, другой, уже встал, он заварил себе кофе и пил его, обхватив кружку руками. Я почувствовала к нему необъяснимую нежность, я смотрела на него со своей полки и не могла уловить, в чем же сила его обаяния. К тому моменту я уже знала, что хочу остаться с ним навсегда, но у меня не было силы выдержать его взгляд. Я притворилась, что сплю, а он тем временем начал собирать вещи, и все искал, искал глазами меня! Мне было стыдно и трудно, я не знала, куда себя деть от этого напряженного ищущего взгляда. Наконец, я спрыгнула с полки и отправилась в тамбур.

А дальше… А дальше он говорил, что влюбился в меня, что не хочет меня отпускать, что посвятит мне сотни стихов, а я отворачивалась и не слушала, я знала, что это только слова, которые мужчины обычно говорят в таких случаях. И все-таки как мне хотелось, чтоб это все было правдой, чтобы мы вышли рука об руку из вагона и больше не расставались.

В последнюю минуту ему удалось как-то вручить мне свой телефон; мы не обменялись больше ни словом, ни поцелуем; при выходе я встретилась со своим женихом, а по приезде объявила ему, что все кончено.

Теперь я одна, меня не оставляют воспоминания, и все чаще попадается на глаза этот оставленный номер.

Октябрь 2001


Советуем прочитать
Произведения Галины Царьковой

Четвертной №13

 ©Четвертной 2002-2006