[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Коротко о главном
или обрывки поездок Донской Гимназии

Анна Мельникова

Крым - 2001

21 марта 2001 г.

- В этом мире ничто не бывает просто так, - произнес Митяй, пытаясь в 5 ч 12 мин. накормить меня «супом-пюре», представляющим собой смесь сухой вермишели и разбавленного кетчупа.

7:40 Курск

Беспокойная ночь была для «Старых больных беременных женщин» нашего вагона: мы на боковушках, соответственно, все тусовки происходили в тамбуре.

Поездная жизнь проходит пока спокойно – разговоры, треньканье беспесенное гитары, всевагонная торговля. Буч носится по проходу. Ребята обсуждают современные виды уличного спорта: «ролы», «байки», «борды». Перспектива велосипедного похода в Крым на майские для Митрофановых вызывает обильное слюноотделение у остальных, «не-Митрофановых». Торговцы оказались тоже весьма музыкальными и продавец планеров пытался исполнить нам украинские приблатненные напевы на нашей же гитаре.

Скоро таможня, ожидаемая со страхом.

Валя – Ане Сушко:

- Сожрала мою массу? И Почему она такая грязная?

Продавец – Вале:

- Это - херес.

Валя – продавцу, указывая на меня:

- А это – моя классная руководительница.

18:47

Поезд интересен: писали рассказы, пели песни. Колбасились.

22 марта 2001 г.

Привал 11:15 д.в.

Ввели декретное время. Мы вышли из Инкермана. Сегодня в 4:55 мы покинули гостеприимный поезд и попытались попасть на электричку. Но Митя П. долго и нудно искал свою потерянную куртку, а потом Бакланчик, Митя и Вальсон долго тормозили. Результат предсказуем – на электропоезд мы не попали. Да, может, и к лучшему: мы шли через просыпающийся уютный героический Севастополь. Почти сразу нашелся спутник, проводивший нас до Графской пристани. Мужчина – ветеран Афгана сетовал о потерянном здоровье. А гимназисты тем временем обнажались. В Крыму уже вовсю буйствует весна: деревья обсыпаны розовыми и белыми цветками. От Графской пристани мы отчалили на катере до Инкермана.

14:45 д.в.

Привал после очередного круга. Уже дважды мы поворачивали: Стоп – назад. На 180 градусов…

А дальше начинаются воспоминания, поскольку в маршруте ничего кроме «краткого содержания» (см.) написать не удалось.

1 апреля, сидючи в харчевне «Едрена-Матрена» – этаком стилизованном под «русское-народное» заведении на Третьяковке, вспоминала я Крым. Ностальгия по поездке сильна. Плакать хочется, особенно читая то, что написали мне в блокнот детки.

«Ах, Крым, Крым, Крым – что это такое?
Это полуостров такой…»

Первый день… 22 марта. Полон надежд и ожиданий. День предвкушения. Электричество в вагоне почти не работает и все сборы проходят при свете фонарика и бледном сумеречном освещении, которое скорее давит на зрение, чем что-то освещает. В результате, не смотря на «зачистку», потерянные вещи. Митяй оставил куртку, а на соседнем пути уже стоит нужная нам электричка. Платформа ремонтируется – просто так не перелезешь. Пока переходим по мосту, пока бежим за билетами – электричка отходит. Идем к троллейбусу: они начнут ходить только через полчаса.

- Пойдем пешком к пристани!

О, насколько верным было это решение!!! Как чудесно идти по красивому весеннему цветущему городу в предрассветные часы. Даже 35 кг рюкзака пока не тяготят. Забравшись на небольшую высоту, детки принялись активно разоблачаться до футболок. Весна! Уже совсем рассвело. Абориген, в лице не опохмелившегося ветерана Афганистана, повел нас по городу, попутно рассказывая о достопримечательностях. Скоро мы вышли к Графской пристани. От колоннады к морю сбегала широкая лестница, охраняемая двумя величественными львами. А катер будто только нас и ждал – уже стоял «под парами». Мы забежали на борт, и корабль отошел по направлению к Инкерману.

Все дружно высыпали на открытую палубу. Деток особенно радовали огромные буи. Местный житель показал нам крейсер «Москва» подаренный Лужковым. Прохладный морской воздух слегка будоражил. Сорокаминутное удовольствие на всю группу стоило около 7 гривен (35 рублей).

В Инкермане мы сразу же рванули вверх. Небо постепенно заволакивала какая-то серость. Довольно долго шли вдоль всё не заканчивающихся пригородов. Многие дома оборудованы или украшены деталями боевых кораблей: торпедные установки, элементы взлетно-посадочных полос с авианосцев и т.д. и т.п. У одного из последних домиков на подотставших Петьку, Виталика и меня напал дядечка – «автор печати Севастополя». Он что-то долго втирал мальчишкам, и я убежала вперед вслед за Сашкой Го.

35 кг стали давать о себе знать. Впереди замаячили валяющиеся рюкзаки. Неужели привал? Не тут-то было! Просто ребята, увидев красивую испещренную в буквальном смысле слова скалу, не могли не залезть на нее. А мы с Сашкой продолжили путь. Вскоре я отстала и от Сашки. Тяжелый от рюкзака тягун по весеннему лесу по хорошей грунтовой дороге. Снега нет совсем, всюду рассыпаны подснежники и первоцветы. Навстречу прибежал Никитка, взял мой рюкзачище и вскоре мы достигли места привала. Сидели, ждали скалолазов. После привала ребята взяли мой рюкзак. Его нес Валька, потом в какой-то момент баул перешел к Никитке. Произошла рокировка – я несла Валькин рюкзак, Валька – Никитин, а Никита – мой. Никиту сменял Петька. На поляне перед шоссейной дорогой мы сделали легкий перекус. Небо заволокло безнадежной серостью. Начал накрапывать безрадостный дождик. Митька Юрич позвонил домой, и мы отправились в путь. А дальше…

Был дождь, дождь, дождь, проливной дождь, петляние, возвращение, дождь. Жажда, нет воды, нет воды. Мокро, дождь, дождь. Питье из лужи. Стоянка. Ура! Навес, тепло. Установка лагеря. Теплая палатка. Ужин. Раскладочный согрев. Лесник. Разборки. Не надо денег, завтра начальство, любимое место, уходите! Ну, пожалуйста! Работа дороже! У нас экспедиция, дождь, мокро, детки! Понимаю, по... Вот поляна. Снимайтесь! Жена лесника – почему еще стоят платки? А ты собери! А вы валите! Гав! Гав! Срочные переборки. Туманище. Туман, туман – седая пелена. За туманами ничего не видно. Митя в тумане. Новое место. Установка. Игрища в туманище. Иванушка да Марьюшка. Бочка. ПесТни вокруг свечки. Расколбас Валиной палатки. Гав, гав Анны Анатольевны.

...

...

Ко всему прочему стоит не забыть, что дождь усиливался, когда мы шли не туда, и прекращался при выборе верного пути. И еще один момент, не для слабых нервов мамочек и папочек. Не смотря на обильный осадок, пить хотелось жутко. И после многочасовых блужданий без воды даром богов оказалась самая обыкновенная лужа, скопившаяся в колее просеки. Наверное, еще никогда мы не пили столь вкусную и желанную воду!

Второй день. 23 марта

Дождь, дождь, мокрые сборы. «В Ялте метель. Яйлу завалило». Радужная перспектива! Лес, заросли. Уау! Обрыв. «Здесь сидели орлы, которые были больше маленького Мамки». Вот уже горы, Крым. Вдоль обрыва. Красота! А не слезть ли по трубе? А зачем есть конфеты? Экстремальный спуск. Тоша иди впереди – страхуй! Дорога, шоссе. Вдоль по дороге под дождем. Ветер. Сильный ветер. По дороге, по шоссе. Ночевка у озера. «Я никогда не…» «Я люблю делать так». – Проснись и пой! – Заткнись и спи! Царь лягушек – Ваня Петров. Звездное небо.

ТУ БИ….

 


Советуем прочитать
Произведения Анны Мельниковой

Четвертной №13

 ©Четвертной 2002-2006