[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Настя Мальцева

Второй пары небыло

Второй пары не было. Точнее, ее заменяли, а мне срочно нужна была книга по математике на курсы, так что я попросила выйти. Я быстро выскочила на холодную и мокрую улицу. Со всех сторон сразу дул ветер, деревья осыпали все под собой грязной трухой листьев, а облака прокопченной ватой ложились вокруг так, что было ощущение, что между ними нужно протискиваться. Прыгая из одной зелено-коричневой лужи в другую, я быстро добралась до метро. Метро оцеплено. Я даже не пыталась разобраться в том, что же случилось. Я уже летела к соседней станции — до нее идти всего минут пятнадцать, но и это расстояние я решила пробежать. Я бежала, уже не замечая и не различая воды со всех сторон, дождевые капли, кажется, зависли на одной высоте и все никак не хотели падать, звуки, и без того монотонные, смешались в одну массу, напоминавшую хлопанье тысяч крыльев. Я наступала ботинками в грязные лужи, обрызгивая окружающих, но их уже не существовало для меня. Едва мое отражение дотрагивалось до мутной поверхности, как оно разлеталось вдребезги. Я бежала и бежала, и деревья вихрем кружились сначала вокруг меня, а потом уже в моей голове. Ни раз казалось мне, что я проваливаюсь с головой в непомерную толщу воды под ногами, резко вылетая и устремляясь в то самое-самое светлое, что было где-то далеко, и чего не было видно за белесо-серыми облаками, ошметками листьев и мыслей, за чужими страстями и желаниями, и все поддавалось какому-то непонятному искушению невозможного, чего-то, к чему каждый стремится, но не каждый хочет достигнуть. Я бежала и уже не знала, к чему я лечу, я знала только то, что небо, которое только недавно было надо мной, теперь было повсюду. Оно разлеталось в брызгах, оно таяло в непроницаемом тумане, оно было внутри каждого. Я услышала сзади себя голос. Я не стала оборачиваться, ведь я знала, кто говорит со мной. Это были не слова, и они были настолько загадочны, насколько понятны. Мне могли исполнить любое мое самое заветное желание, самую сокровенную мечту, любое мыслимое и невозможное, хорошее или нематериальное, в обмен на столь незначащую, казалось бы, вещь — мою душу. Я не останавливалась. Я все бежала, и вокруг меня все так же неясно отражалось небо в мутных каплях, а в моей голове лишь на секунду брызнуло то, что я, не вспоминая, помнила всю жизнь. Я поняла, что больше всего мне хотелось в то самое безоблачное, безветренное небо, которое выше всех деревьев и облаков, нужд и надежд, такое голубое, что становится прозрачным, но все-таки отражает блеск самых искушенныx глаз.

 


Советуем прочитать
Произведения Насти Мальцевой

Четвертной №14

 ©Четвертной 2002-2006