[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Тимофей Орлов

Женские образы в русской литературе
(Выпускное сочинение. Печатается с незначительными сокращениями)

Женщины... кто и когда мог их понять! Ими восхищались, их ненавидели, их любили, их презирали. Но не понимали! Никто не мог понять логики их поступков. Думаете словосочетание "женская логика" появилось просто так? Нет. Еще раз нет. Об этом странном явлении спорят ученые мужи на протяжении многих лет. Только если неординарный вывод гения всегда есть продукт ценный, порой даже бесценный, то аналогичный вывод женщины приводит к ужасающим последствиям. По-моему, аргументов не требуется.

Ученые люди - это не только любители точных наук. Среди них были и писатели, и поэты, и просто талантливые люди. Это, безусловно, Грибоедов, Пушкин, Лермонтов, Достоевский, Довлатов.

Чтобы не вызывать вопросов, мы сразу оговоримся: Толстого и Гончарова или кого-то еще мы разбирать не будем! И не пытайтесь найти в этом сочинении хоть строчку о Наташе Ростовой или об Ольге Ильинской. Здесь их не будет! Позвольте нам умолчать о причинах такого невнимания. Оно, скорее, по личным мотивам.

Итак, "Горе от ума". Ярких женских образов здесь два: барышня Софья и служанка Лиза. Внимательный читатель восклицает: "А как же женщины на приеме у Фамусова?" Но взгляните. Какие это женщины! Нет, конечно, никто не отрицает, что они родились существами женского пола.

Но в комедии они представлены всего лишь для иллюстрации старой Москвы. Стоп. Снова увлеклись. Софья и Лиза. Лиза и Софья. Барышня и служанка. Софья когда-то была прогрессивной молодой барышней. В нее был влюблен, кстати, довольно серьезно, Александр А. Чацкий. А сейчас взгляните на эту даму. Она хороша собой, весьма неглупа. Но разве осталось в ней хоть что-то от той очаровательной девочки?

Вряд ли.

И вот она счастливая, часов не наблюдает, с Молчалиным. Запершись, всю ночь напролет. А Молчалин лицемерия полон, свинья порядочная.

И с Софьей.

Противно.

Жаль. Чацкий видит только свою Софью, подругу детства. Но это только поначалу.

Лиза.

Взгляните на эту девушку из народа с типичной народной смекалкой. Она настолько привлекательна, что вокруг нее крутится и Молчалин, и подлец Фамусов. При таком раскладе она может запросто заполучить обоих. Но, между тем, любит-то она "буфетчика Петрушу".

Далее по нашей хронологии следует Пушкин. "Евгений Онегин".

Ольга и Татьяна. Два полюса. Эверест и Марианская впадина. У Ольги будущее безоблачно. Легкомысленная невеста поэта. Люди искусства никогда не были нормальны. И вот вам результат. Смерть Ленский принял от руки своего же друга! Только поэт мог выдумать такой казус. Дальше Пушкин лишь ограничивается легким упоминанием об Ольге и ее улане. А Татьяна, милая Татьяна продолжает любить своего Евгения. Когда он не только не ответил на ее любовь, но и прочел ей наставление, да и убил жениха сестры. Она приходит в пустую комнату, она продолжает мечтать о нем, думать о нем. Татьяна выходит замуж за генерала, но любить Онегина она не перестает. Онегин страдает из-за отказа Татьяны. Ну что же, достойная расплата за холодность и жестокость.

Получите.

И распишитесь.

Стихи, конечно, прекрасны, но иногда их бывает слишком много. Проза. "Герой нашего времени". Автора и так все знают. Бэла. Непокорная, гордая, сильная. Не более и не менее. Печорин, как глупый койот, увидел блестяшку и утащил ее в свое логово. Но там эта блестяшка показала зубки и попыталась убежать. Койот заинтересовался этой игрой. Но через некоторое время койот увидел, что блестяшка то ли устала, то ли ей нравится в его логове. Койоту стало неинтересно, и он бросил ее на произвол судьбы. Она умерла. Вообще все женщины Печорина, пообщавшись с ним, умирают или страдают.

Вот и Мери.

Печорин говорит о ней вначале, "как об английской лошади". Потом он влюбляет ее в себя. Но для Печорина это игра, и ему хватает наглости добить бедную Мери. Хотя, надо сказать, у него была возможность ее спасти. С выгодой для себя, следует заметить. Но Печорин, скучающий самодур, воображает о себе, как о матросе разбойничьего брига.

Дурак.

Самоуверенный дурак...

Видите, Печорин был кем-то вроде энергетического вампира. Он забирал энергию своих женщин. Женщины чахли и умирали.

Все.

Гадина все-таки Печорин!

...Женские образы в романе Достоевского "Преступление и наказание" весьма разнообразны. Это и мать (Пульхерия Александровна), и сестра (Дуня), и Соня Мармеладова, и Елизавета. Еще есть, конечно, Алена Ивановна. Старуха. Но ее кандидатуру мы здесь не рассматриваем. Во-первых, она умирает почти в самом начале, а во-вторых, она сгусток зла, а не женских качеств.

Самый простой и однозначный образ - это Елизавета. Немного глупа, простодушна, совсем не соотносится со своей сестрой. В принципе, угрызения совести у Раскольникова могут быть только по поводу Елизаветы. Убил-то он ее случайно. Вот тебе (вам) и смысл образа, и его воплощение...

...И нам кажется, что союз Мармеладовой Сони и Раскольникова Родиона будет прочен и долговечен. И будут они жить долго и счастливо. и умрут они в один день.

...Довлатов рассказывает о жизни Маруси в Америке...

...Еще Довлатов описывает свою жену. Он с ней интересно познакомился. После очередной вечеринки он встретил в своей квартире девушку. Она встала, приготовила завтрак, сказала, что придет вечером и ушла. Вот такая у него жена. У Довлатова с женой были очень хорошие отношения.

Еще есть Тася. Девушка, которую он любил со студенческих времен. Он встречает ее в Америке через 20 лет. Она так же ослепительно красива и нагла, чем и очаровательна. Сергей ей говорит: "Я тебя люблю, Таська!" И это почти после четверти века разлуки. "Я знаю,"- отвечает она. Разве это не прелестно? Не правда ли?

...Мы не претендуем ни на объективность замечаний, ни на полноту проиллюстрированного материала. Но все-таки мы постараемся провести некоторые параллели и дать некую сравнительную характеристику. И видим: при нашем уровне иллюстрации параллели не проводятся! Безусловно, если копнуть глубже, то мы увидим многие одинаковые черты в наших объектах. Все писатели люди. А копать глубже мы не имеем права. Нет ни времени, ни возможности.

Жаль.

Это было бы заманчиво.

Ну, по нашим данным мы можем сделать вывод: женские образы самобытны. "Ну и что?"- спросите вы. А мы ответим: "Это очень важно. Значит, мы не ошиблись в выборе авторов, не сделали холостого выстрела."

Сравним их характеристики. Взгляните, Софья Фамусова, Татьяна Ларина, Соня Мармеладова, Маруся Татарович. Да-да, именно так трансформировалась скромная барышня классицизма. Вы заметили, что в этом списке указаны не все. Лиза- это явная мольеровская служанка. Она влезает в дела своей госпожи, но при этом у нее свой интерес. Ольга в будущем Наташа Ростова. Но это уже другая история. Бэла - почти любая кавказская девушка современных романов. Вера + Мери = любящая мать, заботливая сестра, страдающая, но умная жена. Кстати, в этот же образ включается и Дуня, и Пульхерия Александровна. Соня Мармеладова - самый неоднозначный персонаж. С ним очень трудно разобраться.

Или нет.

С какой-то стороны Соня - это идеальная жена. Она не сентиментальничает излишне. Она понимает, чего она хочет, хотя не знает, как этого добиться. И многое другое. Короче, о Соне предстоит сказать слово нынешним писателем. И мы надеемся, что это слово будет сильнее, чем все предшествующие классики прошлого.

Женщины... Кто и когда мог их понять. Ими восхищались, их ненавидели...

Ненавидели.

Ненавидели.

Ненавидели.

Любили.

Всегда.

 


Советуем прочитать
Произведения Тимофея Орлова

Четвертной №4

 ©Четвертной 2002-2006