[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Анна Спарбер

Вечер на святки

Леночка вышла из дома и осмотрелась по сторонам. Небо было сплошь усыпано звездами, а кристаллики снега так окутали деревья, что те казались стеклянными. Природа спала и дышала. В это время по тропинке прошла шумная компания. Они сказали: "О, это Лена", - и пошли дальше, а Леночка пошла по этой же тропинке в другую сторону. Дойдя до фонаря, она остановилась, за фонарем стоял последний дом, и кончалась деревня. В этом доме сейчас спят единственные постоянные жители этой деревни, и если подойти ближе, то залает собака, а Леночка знала, что в доме есть собака, и поэтому остановилась здесь, под фонарем. Прислушавшись, она заметила, что земля под ней дышит, тихонько поднимаясь и опускаясь в сладкой дремоте. Нет, так дышит человек, когда он очень устал и, наконец, имеет возможность отоспаться. Его сон крепкий и спокойный, он ценит каждую минуту этого счастливого сна. Ветер что-то рассказывал деревьям, но те не отвечали: то ли они не слышали сквозь сон, то ли просто лень им было отвечать. Тут Леночка почувствовала, что что-то сейчас произойдет, какое-нибудь чудо, что из-за горизонта должно появиться нечто радостное и пугающее одновременно. Она затаила дыхание и стала ждать, воздух за горизонтом звенел, нет гудел, нет, скорее ... не знаю, этот звук нельзя передать словами. По тропинке возвращалась все та же шумная компания и внимание Леночки невольно переключилось на их разговор: "О, это снова Леночка. А что это она там стоит?" Дальше разговор продолжался на прерванную тему, непонятную постороннему слушателю. Голоса все приближались и скоро кто-то веселый, обняв Леночку сзади за плечи, сказал, смеясь: "Привет". "Привет", - сказала Леночка, и ее снова оставили одну. Но нет, уже не одну: в конце тропинки горели глаза.

Они смотрели на девочку холодным зеленым взглядом, и этот взгляд притягивал и пугал. Теперь Лена уж точно не могла уйти просто так, потому что с одной стороны страшно оставлять за спиной два немигающих уставленных на тебя огонька, а с другой - это даже как-то неприлично — поворачиваться спиной к существу, которое смотрит тебе прямо в глаза. Поэтому лучшее, что пришло в голову Леночке, это заговорить с неведомым существом. После непродолжительного разговора глаза блеснули теплым доверием. "Иди ко мне, - говорила Леночка, - я бы сама к тебе пришла, но ты же знаешь, там Лада, она конечно очень хорошая собака, но своим лаем может разбудить хозяев, а они заслужили отдых." Тут пространство начало меняться: тропинка и сугробы стали пестрым коридором, а в конце коридора горели глаза, и ничего не было, кроме этих глаз. Они приближались медленно и неуверенно, точнее, они оставались на месте, а вот пространство сжималось. За Лениной спиной вновь послышались голоса. "Не бойся их, они хорошие," - успокаивала своего нового друга девочка, но было уже поздно: коридор снова стал тропинкой и снегом, а глаза светились опять вдалеке неровным зеленым светом. "А Леночка все еще стоит", - послышалось сзади. "Не трогайте ее, у нее депрессия". Компания развернулась и пошла обратно. Леночка попыталась позвать загадочное существо, но оно не подходило и чудо не повторялось. Тогда Леночка сделала шаг вперед, всего один шаг, и глаза исчезли, они стали просто снегом и дорогой. "Ну нет, лучше будьте глазами," - подумала Леночка и отошла. Глаза снова зажглись. "Прощайте," - сказала Леночка и пошла домой. "Это не депрессия, милая ты моя подруга, это радость жизни," - подумала она.

 


Советуем прочитать
Произведения Анны Спарбер

Четвертной №4

 ©Четвертной 2002-2006