[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Горожанин

Сказки нашего городка

В главной роли - Иванушка!

Серия 1. Когда начальство берет за горло

- Иди, Иванушка, и освободи из плена Марью Моревну, Пятую Королевну. Вот тебе железная палица, вот лист бересты; освободишь Марью - и полцарства тебе отдам, не полцарства, так треть, не треть, так четверть, но в этой четверти тебя ничего не будет беспокоить. Короче, будешь ты в моем царстве жить-поживать и мозоли наживать.

- Благодарю покорно, - говорит Иванушка, - Благодарю и вас, царь, и вас, царица, и прошу разрешения немедленно отправиться в путь-дорогу.

- Быть сему, - говорит царь, и корона его съезжает на лоб.

Рекламная пауза (сразу после того, как корона съезжает). - «Всемирная история. Банк Империал».

Идет Иванушка по лесу и горько вздыхает...

(Рекламная пауза: Вечные проблемы. Банк Империал)

- А чаво да ты да вздахаишь, мялок? - спросила старушка лет эдак пятнадцати.

- Да вот, иду освобождать из плена Марью Моревну, Пятую Королевну.

- А чаво-чаво и еще раз ча-во?

- ИДУ ОСВОБОЖДАТЬ ИЗ ПЛЕНА...!

- ДА НЯ КРЯЧИ, НЯ ГЛАХАЯ!!!

- Марью Моревну, Пятую Королевну... - добавил Иванушка, обижаясь.

- Дело-то оно простое, - успокоила его старушка. - Наш Кощей тебе все разъяснит.

- Ну да! Он меня съест.

- Да ладно! Съест! Никого он не ест, только по необходимости.

- А если такая необходимость возникнет?

- Тогда вот возьми кетчуп - перед тем, как он тебя съест, польешь себя как следует.

- Нетушки, спасибо, конечно, но я дико извиняюсь...

- А вот этого не надо! - старушка закружила палочкой в воздухе и запела:

Кто людям помогаает,
Тот тратит время зря,
Хорошими делаами
Прославиться нельзя.

Ой, о чем это я. Так вот, - она пропала и продолжала, тем временем как ее голос постепенно удалялся:

- Я тебе помощника оставлю, так и быть...

Раздалось «буль-буль-буль». Иванушка немножко испугался и закричал вслед старушке:

«Бабу-уль!»

Она откликнулась:

«Буль! Бу-уль! Бу-уль!...»

И тут появился помощник с какими-то бумажками.

- Как это я тут оказался?! А ты еще кто?!!!

- Лучше спроси, кто ты! Ты - мой помощник, и сейчас ты будешь освобождать из плена Марью Моревну, Пятую Королевну. А я - Иванушка, между прочим.

- Н-да. Это, конечно, немерено круто, но, ясный перец, я бы лучше отсюда...

- Ты куда?! А ну-ка давай-ка...

- Хорошо, хорошо, извини. Так что там с Пятой Моревной?

- Марья Моревна, пятая королевна. Ты был с ней знаком?

- С пятой - не очень хорошо, а вот четвертых у меня целый гарем.

- Прекрасно. Может, поделишься одной? Разница, небось, небольшая.

- Ну да, Иванушка! Представь, тебе в булочной вместо десяти тысяч дали сто рублей. Есть разница?

- Сам ты булочный, перестань мне зубы заговаривать. И вообще, это не твои слова.

- Ясный перец, не мои!

- Отлично, так ты мне будешь помогать или моей маме - перец ясный выращивать?

- Тебе, ясный перец.

- А как мне тебя называть?

- Обзови меня, к примеру, Финист. Финист Ясный Перец.

- Отлично. Ну что, Финист, знаешь ли ты о том, где слабость Кащея?

- Ну еще бы! Это каждому известно. В угле... В углу... Ага! У угла стоит дуб, и на нем висит крупногабаритный синус, синий такой минус синус с крылушками. К нему есть ключик Пилопопам, а в синусе - косинус («Синус и Ко») и тангенс, а вокруг тангенса бродит ученый котангенс. Пойдет направо - будет плюс, пойдет налево - будет минус. Еще есть арксинус и арккосинус, они живут в арках...

- Прекрасно, - сказал Иванушка. - А теперь еще раз и помедленнее.

- Ну это же ясный перец!

- Ах ты не хочешь?! Тогда я тебя буду называть не ясный, а Красный Перец!

- Ну ладно. ...................., ..................... и ..................................: Все, Иванушка.

- Ага. А где слабость Кащея?

- Ну... где-то там... может быть!

- Нет от тебя толку, - понял Иванушка и прищелкнул. - Ну иди, вычисляй свой урксинус.

- Ну и до свидания! То же мне... Обормот! Буль!

А Иванушка в одиночку пошел сражаться с Кащеем. Машет-машет палицей, в воздухе вырисовывает бесконечности и окружности, а все без толку.

- Сдаюсь, - сказал Иванушка, и Кащей поставил на его бересте красную печать.

И пошел Иванушка дальше.

Видит - стоят три избушки на курьих ножках, и в них три бабы-Яги: баба Яга, бабка Ёжка и Бабочка-Ёжик: самая старшая, средняя и младшая.

- Так, - сказали они. - Если пройдешь наши испытания, Иванушка, скажем мы тебе, где найти Марью Моревну, Пятую Королевну. Не пройдешь - придется тебе ограничиться Второй. Но тебе полагается помощник, - и перед Иванушкой возникла красна девица.

- Ой, шайса, - сказала она, не задумываясь.

- Иванушка, - представился в свою очередь тот.

- Какое красивое имя - Шайса, - лепетал Иванушка, стоя на коленях. - Давайте вы будете Марьей Моревной, Пятой Королевной, и я на вас женюсь!...

- Нет-нет-нет. У меня муж, дети, поклонники!...

- Я один из них!...

- Действительно, среди них есть и Иванушки-дурачки... Или будут...

- Я уверен, отгадать задачки бабушек Ёжек вам и не составит труда, - высказал предположение Иванушка.

- Ну конечно.

- Первый вопрос, - начала баба Яга. - Отвечает помощник, Иванушка не имеет права.

- Ну вечно!...

- А за «вечно» накажу бесчеловечно!

- Упс, - сказал Иванушка и умолк.

- Итак, назовите мне семь сказок, в которых важную роль играла баба Яга.

- Хе, - сказала девица. - Вы, верно, шутите.

- Отрубить ей голову, - приказала баба Яга

- Да я же пошутила, - залепетала красная девица, становясь все более и более красной.

Баба Яга улыбнулась: «Я тоже».

- Продолжим. Итак, ответ на первый вопрос вы не знаете.

Девица взглянула на Иванушку. Тот прыгал на месте:

- Можно я! Можно я! Можно я!

- Шайса, - вздохнула девица.

Иванушка что-то прошептал.

- Ма-алчать! - рявкнула баба Яга и присвистнула. Тут же рот у Иванушки стал завязан небольшим носовым платком, похожим на простыню.

- Шайса, - сказала девица многозначитель-но.

- Второй вопрос. Сколько вы можете назвать сказок вообще? Время пошло, - и баба Яга поглядела на наручные часы.

- Марья Моревна, - сказала девица. - Еще Финист Ясный...

- Перец, - подсказал кто-то.

- Сокол, - язвительно закончила девица и посмотрела по сторонам.

- Дальше, дальше. Времени осталось мало, а штук сто надо бы назвать. Двести - для вашего полного счастья.

- Сказки Пушкина считаются?

- Да. Но время ваше уже истекло. Ни на один из вопросов ответить вы не смогли, а потому возвращайтесь обратно, - баба Яга присвистнула, и красна девица улетела куда-то, хлопая крыльями юбки. - Ох уж мне эти гимназисты. Ну, Иванушка, погорел ты и на сей раз, - и она нарисовала на бересте прекрасного лебедя.

- Теперь тебя ждет со своими испытаниями Бабочка-Ёжик. До свидания, Иванушка.

- Здравствуй, - сказала Иванушке Бабочка Ёжик. - Кого бы тебе выбрать в помощники?... Давай я покажу тебе мир людей, а ты выберешь из них себе кого-нибудь.

Она сказала зеркальцу: «Амбус, Карамбус, Камбус!» - и Иванушка увидел избушку без курьих ножек, в которой сидело много-много человечков. Один из них считал что-то на калькуляторе, другой писал послание, третий - стихи и иногда смотрел в окно, будто на Иванушку, и даже улыбался ему.

- Ты можешь взять в помощники человечка справа, он очень хороший. А можно слева. Он, правда, бестолковый, но что-то в нем есть.

- Его и возьму. Он мне пара, ведь я и сам бестолковый.

- Как хочешь, - пожала плечами Бабочка-Ёжик, и снова появился вслед за волшебным звуком маленький человечек.

- Ураа! - сказал он. - Наконец-то можно отдохнуть от этой нудной математи-ки/химии/физики/и т.д. А здесь здоровско! Как в сказке.

- Наш человек, - обрадовался Иванушка. - Сразу понимает, где находится.

Человечек улыбнулся.

- Привет, Иванушка.

- Ты - мой помощник, не так ли?

- Да, пожалуй; чем могу, помогу. Только один я не справлюсь.

- Много лет я наблюдала за тобой, - встряла Бабочка, - и всегда ты казался мне очень самоуверенным. Что же теперь с тобой случилось? Али струсил?

- Вовсе нет, - твердо сказал человечек. - Просто мои друзья тоже всегда мечтали побывать в сказке.

- Мечтали... Ну ладно, пусть их мечта исполнится.

- Ой, - сказали появившиеся друзья, - Здрасте вам.

- Приветик, - улыбнулся им человечек, чувствуя себя в своей тарелке. - Добро пожаловать в сказку. Вы, пока летели, встречались с моей знакомой тучкой?

- Еще бы, - сказал друг, - и теперь мы все мокрые.

Они рассмеялись.

- Это не страшно, - сказал Иванушка. - Здесь вы не простудитесь.

- Хохотушки, - заворчала Бабочка-Ёжик. - Когда вы задание-то мое будете делать?!

- Да хоть сейчас! - бодро ответил человечек.

- Отлично.

- Постойте! - воскликнул Иванушка - Пусть наши гости представятся.

- Это вовсе не обязательно.

- Да, да, совершенно не обязательно!

- Совершенно.

- Абсолютно.

- Невозможно, - по инерции выпалил человечек, и они рассмеялись.

- Жалко, - протянул Иванушка. - Ну что же, Бабочка Ёжиковна, говорите свое задание.

- Помнится, вам поставили двойку за Кальдерона? - спросила она.

- Да, - тревожно сказал человечек и прошептал на ухо соседу: - Всегда так, прямо в лоб.

- Ну это же Бабочка Ёжиковна, - отозвался тот.

- Вы его прочитали?

- Как вам сказать, - весело ответили человечки.

- Тем не менее, вопрос такой: какие у вас ассоциации из сказки с Розой из «Стойкого принца»?

- Вы как думаете, она была хорошая или плохая?

- Я читал; но по ее поступкам трудно судить...

- В том-то и весь фокус!...

- Ваш ответ?

- Я скажу! - крикнул человечек. - У меня лично ассоциации только с бабой Ягой.

- Но Роза была кроткая и послушная! Ответ неверен...

- Вы меня не поняли! Не просто с бабой Ягой, а с Бабочкой Ёжиковной, легкой, воздушной... То есть кроткой и послушной.

- Скажешь тоже, - фыркнула Бабочка Ёжиковна. - Ответ принят.

- Ура-а!!!!! - помощники ударились ладонями и стали поздравлять Иванушку.

- Вот ключ от темницы, где заперта Марья Моревна, сказала Бабочка-Ёжик.

Иванушка был безмерно счастлив.

- Спасибо вам, - говорил он растроганно. Спасибо вам всем.

- Ну, нам пора, - встрепенулся самый серьезный из помощников. - Пара уже кончается.

И они исчезли.

- Они даже не представились, - пожаловался Иванушка.

- Не беспокойся, - сказала Бабочка. - Ты узнаешь, как их зовут чуть позже, а может, и их мир посетишь. Но сейчас тебя ждет Марья Моревна, пятая королевна, да и царь с царицей будут не особенно рады, если ты опоздаешь.

- Да, конечно. Спасибо вам, Бабочка Ёжиковна!

- До свидания, Иванушка.

Идет Иванушка дальше. Идет день, второй, третий, и наконец приходит к терем-теремку с Марьей Моревной. Открывает он ключиком сразу три запора и из домика выпрыгивает легкая циферка и ложится на бересту с печатью и лебедем.

Вскоре пришел Иванушка к царской чете и показал им свою бересту.

- Молодец, Иванушка! - сказал царь. - Ты теперь можешь гордится собою.

- Да мне помог... - начал было Иванушка, но царская чета его не слушала.

- Теперь ты, Иванушка, на вершине Олимпа. Но здесь тебя ждут другие, более сложные задания, скажем прямо...

- Я, конечно, дико извиняюсь...

- Нет, это я, Иванушка, дико извиняюсь. Мы на тебя надеемся!

- Спасибо, но...

- Какие тут могут быть «но»?! Счастливого пути, Иванушка!

Грустный Иванушка медленно побрел дальше, часто останавливаясь и долго отдыхая. Вдруг видит он - сзади бегут к нему человечки и, увидев его, восклицают:

- Здравствуй, Иванушка! Мы поможем тебе!

- Иванушка сел на землю и, с радостью глядя на них, облегченно вздохнул.

- Как хорошо, - сказал он, - когда есть друзья.

Конец

Серия 2. БРЕД. Когда голод берет за горло, или Сентиментальное путешествие Иванушки в голодном сне.

Однажды Иванушка попал в дремучий-дремучий лес, и видит - забор, и на каждом колу - по стакану, и в стакане груша, и в груше - листочек бумажки, и если его порвешь, то получишь по лбу.

Получив то, что хотел, Иванушка пошел, шатаясь, дальше. Он уже в шоке, лупики повылазили и крутятся что-то. Мерещатся ему блюдечки с голубой каемочкой, и в каждом - долька помика, долька огурчика, и сверху - клюквинка, чтоб кра-сивше было. И все блюдечки кружатся, и в глазках троится... четверится... пятерится... И все блюдца одинаковые, и все за семью печатями. Ан нет, вон на том блюдце клюквинки недостает!

Только успел он об этом подумать - видит, несут клюквинку на бархатной подушечке, а она еще раздумывает, представлять свое величество на пьедестал из огурчика и помидорчика или нет. Нет, расхотела-таки представлять свое величество на высокопоставленном пьедестале.

Подумал тут Иванушка: «О чем это я?» И видит - перед ним витает приведение Каспер. Розовое такое, руками-ногами машет, а само, как желе вишневое колыхается.

А дальше - огромное Красное море. Вскочил он на капустный листик и принялся это море переплывать. Тут листик утонул, и он пустился вплавь.

«Ой, да в Красном море - акулы!»

Вот и первая акула.

- Мамочки!...

Да нет, это айсберг из картошки.

- Фу-у...

Перепрыгнул он на айсберг и порядком его подъел

- Рифы! Ну елки, опять какие-то овощи... - недовольно заворчал Иванушка.

- Мы тебе не елки, мы морковки! - забастовали овощи.

Иванушка сел на мель и побежал дальше, а навстречу ему - Эскалоп.

- Эскалоп-эскалоп, я тебя съем!

- Не ешь меня, Иванушка, я тебе песенку спою:

«Я Эскалоп-Эскалоп,
В соусе красном,
В виде прекрасном,
Но... несъедобен,
Камню подобен.»

Вздохнул Иванушка и пошел дальше. Но много он не прошел - на его пути возникла котлетка.

- Привет тебе, пришелец! Я тебе очень рада! Давай я из тебя сделаю отбивную!

- Что-о-о?!!! Сама ты отбивная!

- Не надо меня так, - обиделась котлетка. - Я не отбивная, я Биточек, а это разные вещи. Мое имя-отчество - Биточек Котлета Ниновна.

- А почему Ниновна?

- Потому что Свининовна - слишком длинно, глупый ты мой Лепорелло. Недавно меня пожаловали в Биточки...

Сделали мне преогромную честь,
Не каждый теперь
меня может съесть.

Я имею полное право сделать из тебя его Отбивное величество.

- Спасибо, спасибо, - отшаркался, отнекался Иванушка. - Я дико извиняюсь (на сей раз - немножко цивилизованнее, чем обычно), но мне пора. Счастливо вам, счастливо вам!

И он снова отправился в путь-дорогу.

Долго ли, коротко ли он шел, но скоро сердцу вольней дышать стало - показались, заколосились большие и светлые пшеничные поля, засияли на солнышке золотом. Полюбовался Иванушка на них и пошел дальше.

А дальше ему предстояло сражение с вилками и ложками.

Вилки были на развилке,

Ложки - подальше немножко.

Стали они на него нападать, но Иванушка не робел,

а смёл все вилки и ложки

и гордый пошел по дорожке.

С тех пор кто там не пройдет - увидит, что все ложки гнутые, а все вилки в узел завязаны.

На опушке леса стояла печка, и в ней пек-лись булочки с изюмом, кексы и миндальные пи-рожные. А рядом стояла яблонька, и на ней росли стаканчики с компотом.

Отведал Иванушка и того, и другого, на-сытился и уже такой счастливый стал, вдруг видит - избушка на курьих ножках, а из окошка страшная Баба Яга выглядывает да метлой постукивает. Ис-пугался тут Иванушка, да и проснулся.

Конец

Серия 3. Когда кассирши берут за горло, или Донской ГНУМ.

Пришли мы около лопопама. Как обычно - ни Оливье, ни желе - пусто. Какие-то там Азу из десяти кусочков, Бефстроганов и Эскалопы (или Слонопотамы); на биточках ставлю точку ? •

Идем дальше. Чая нет... Как же так?! Ведь сказано в стихотворении:

«И только в Пролетарии, скучая,
Мы услаждаем двойки чашечкою чая...»
Двойки-то есть, а где же чай?!
Компот из груши, нельзя скушать. А где булочки?!!!

А булочек нет.

- Что-о?!

- Нет, нет, сама можешь проверить.

- Как это у них нет булочек?! Скажите на милость, почему это у вас нет булочек?

- Выпечка кончилась, - сказала кассирша и стукнула кулаком, словно судья на аукционе.

- Я жалобу подам!

- А ты тут не кричи!!! - пробасила кассирша и присвистнула, как соловей-разбойник.

Я еле успела уши заткнуть.

...Сижу, ем пюре. Пюре куда-то не туда летит, все мимо. То ли на пол, то ли в того дяденьку напротив. Но это все неважно, а где булочки? Я без них...

- Как кружка без пива, - сказали бы Орсон и Оливия из одноименного мультика. Я бы им тогда ответила:

- Лучше бы ты, Оливия, была не Оливия, а Оливье. ...

- Знаете, - говорю я соседям по столу. - Они не верят, что я сыщик.

- А во что они верят?

- «Во что они верят?»- философский вопрос.

- Они верят в то, что я домохозяйка. А я сыщик.

- Не может быть. С твоим-то характером... Обидчивым и стеснительным...

- Как... Значит, вы тоже?..

- А что такого?

- И ВЫ ТУДА ЖЕ?!!!

- Подожди-подожди, я что-то не пойму: ты действительно собираешься быть сыщиком?

- Да я уже есть сыщик. Натура у меня такая, понимаете. И я вам сейчас ДОКАЖУ!

- Сразу всем? - робко и испуганно спросили они.

- Да, - сказала я, сложила руки и посмотрела в потолок.

- Сейчас будет АМБА.

- Капут!

- Тутти финити.

- Счастливо!

- Ты куда?

- На подвиг.

- Ну давай, давай. Тебе компотик оставить?

- Оставьте, оставьте. И свои не пейте до моего возвращения.

Я улепетнула и услышала в отдалении:

- Она еще вернется!

- Приятного аппети-и-ита! - на прощанье крикнула я им.

- Наза-ааров! - отозвалось эхо.

Я приготовилась и проникла через полуза-крытую дверь в тайное помещение. Не столько тайное, сколько ... ням...

А вот и кассирша. С автоматом и хохолком на голове.

Вот она, современность.

«Ага! Она что-то охраняет. ВОТ ОН! - не GAOO-70, а поднос. С булочками»

Я подкралась к столику, по-пластунски проползая мимо тётенек, которые не обращали на меня и ноль внимания.

Я уселась под столом и стала высовывать руку и искать ею вверху булочки. Ура! Первая, - и я положила ее в карман, а затем выглянула из-под стола.

Кассирша вдруг взвела курок, щелкнула затвором и... выстрелила через маленькое окошечко в посетителя! Длинная сосиска шлепнулась на его тарелочку.

- Эмма Петровна, Азу! - крикнула кассирша, не отходя от кассы.

Эмма Петровна схватила увесистый пуле-мет и выдала очередь. На тарелке клиента появилась эмблема Красного Пролетария из маленьких кусочков.

- Настоящий патриот! - восхитилась я и по-ложила в карман шестую булочку.

- Соусом Эмма Петровна шутки ради за-пульнула в клиента. Тот вытащил из кармана водя-ной пистолет и ответил тем же.

Пока она там развлекалась, я написала за-писку и нашла в недрах своего кармана маленький пушистый талончик в 7000 с бахромой.

Кассирша чаянно толкнула поднос и чуть не заехала мне в челюсть.

Я, пока не поздно, улепетнула обратно и угостила своих друзей булочками первой свежести.

Вероятно, вскоре кассирша прочла в моей записке следующее:

«sin x = co$
x = хм... ну...?/2+2?k, k?Гнумы из Донской Гимназии тоже любят булочки. Zorro!...
УРА!!!

P.S. Не суйте мне поднос под нос,
Я очень вас прошу
Мне жалко вас... почти до слез
Я искренне пишу»

Александр Петрович. Пушкин

P.P.S. Спасибо!

1+

БАСЕНКА

- Я крутое! - кричало яйцо, спрыгивая со своей полки. - Я силач, я супертяжеловес, я супер-супер! Я, если захочу, тебя всмятку превращу! И от тебя мокрого места не останется!

Второе яйцо
скромно молчало
И ничего ему не отвечало.

На следующий день из второго яйца сделали превосходное яйцо вскрутую с майонезом Calve. Первое же оказалось тухлым, и его выбросили.

Мораль:
«Ты показаться хотело крутым,
На самом деле
Ты недостойно и того,
Чтоб тебя съели.»

Песенка голодных летчиков

Пролетаю как-то я
Мимо Пролетария.
Мне покушать было нужно,
И спустился я на ужин.
Съел я эскалоп - другой,
и теперь туда я - ни ногой!
Па-па-па-па!
Па!...

ТВОРЧЕСТВО НА УРОКАХ МАТЕМАТИКИ.

Поистине, это гениальная наука, ведь она заставляет нас писать стихи!

1

Опять я страдаю
И не понимаю,
Зачем, почему.
Что ж это такое?
Злодейство людское?
Никак не пойму.
Иль нет и страданья?
Но непониманье
Встречаю везде.
И сложности тоже,
И что-то все гложет,
Где ж ключ ко всему?!
Мгновения счастья
Не могут ненастья
Большого затмить.
И страшно, и грустно,
И стыдно, и пусто,
И незачем жить...

2

Вообще-то утрирую
Я для значенья.
Что значу для мира я -
В том утешенье.
Не в классе,
Так в массе
Смогу пригодиться,
На жизненной трассе
Я буду трудиться!
Придется ждать много,
Но это пустяк.
Открыта дорога -
Не просто ведь так!

3
Сказать очень просто,
Труднее начать...
Несложный вопрос-то,
Не буду скучать.
Себя пересилю;
Уже через год
Мне будет полегче,
Работа пойдет.

В любом человеке есть гармония и противоречия. В гармонии - жизнь, в противоречии - смерть, а в контра-стах между гармонией и противоречием - счастье...

В одном моем стихотворении - одни противоречия, в другом - что-то от гармонии. Не обессудьте!

Грустно немножко.
Нет, очень мне грустно.
Очень тоскливо и страшно,
Что утешать я совсем не умею,
Значит, друг ненастоящий
Я. И в беде я помочь не могу...
Значит, я друг бесполезный.
Все безразличны ко мне, все вокруг.
Значит, я вовсе не друг.

Смешной я человек! Пока я писала это стихотворение, я ждала, чтобы меня кто-то убедил в обратном...

...Пишу я, пишу, и считаю, что многое из этого очень важно, но в действительности... Так ли это? Понятно ли, близко ли читателю, который не знает меня? И вообще, стоит ли мне что-нибудь писать? Пускай на этот вопрос ответят Надежда Владиславовна и Ася Владимировна, оглядев мои творения критическим взором и не щадя меня (обычно они этого не делают, пусть так будет и на сей раз). Написав эти труды, хорошо бы было улепетнуть на мою любимую дачу (как мне сейчас хочется туда!) и не слышать ни критики, ни упреков, ни выпадов со стороны тех, кого, быть должно, я описала неправильно и не увидела в них что-то большее. Простите меня, пожалуйста, простите!...

Может быть, вы нескоро увидите эти сочинения, и меня не будет рядом, и я не буду краснеть. А когда я приеду, вы будете считать меня своим другом (я вас давно уже считаю своими друзьями - всех-всех, и учителей, и гимназистов; вдали от вас я скучаю по всем вам, а вот общаться с вами, честно, бывает сложно (это относится к каждому читателю).

Спасибо вам! И счастливо.

РПЧЭЪН ЭЯУ, РПЧЭЪН ТЯУ.

 


Советуем прочитать
Городок

Четвертной №4

 ©Четвертной 2002-2006