[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Игорь Паша

В ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ЛЕНИНА

22 апреля – день рождения Ленина, вождя мирового пролетариата и русской революции, основателя первого в мире социалистического государства. Много памятных вех истории связано с его именем. Могучая была фигура, этот Ленин. Умен, пытлив, дотошен. А предприимчивый какой! Правда, говорят, злопамятный. Но это в народе водится, что уж! Я сам такой, хотя и не пытлив и не дотошлив. Потому и не политик. А заодно и не банкир, не бизнесмен и не начальник. Ума, наверное, не хватает.

Зато я точно знаю, что Господь не злонамерен. Но чувствую, насколько изощрен! Казалось бы, на небе яркая комета – редчайшее явление, такое было в нашем веке лишь дважды, и вдруг в конце столетия с интервалом в год проследовали еще две! Ой неспроста.

Когда над нами висела комета Хейла-Боппа, я специально провел последние дни марта в Крыму, в обсерватории, и фотографировал ее на телескопе. Красивая! Небольшая голова и выходящие рогаткой два хвоста, один поярче, белый, другой зеленовато– синий. Их великолепно было видно просто глазом. Еще я там фотографировал весну. Она порядком припозднилась; толстым слоем лежал снег, и солнце не могло с ним совладать, а теплый дождь никак не приходил.

По возвращении в Москву я поначалу ушел в дела и лишь потом, недели через две, занялся пленками. Мне посоветовали обратиться в «Кодак» на Тверской: там не халтурят. Я так и сделал – сдал пленки на проявку и заказал по экземпляру снимки со всех кадров. При этом девушке– приемщице я пояснил, что одна из пленок – с кометой, негативы выйдут практически пустыми, но это так и надо: на снимках будет натуральное ночное небо. Девушка, прослушав, успокоила: «У нас квалифицированные мастера, они все сделают как надо».

Ну хорошо. На следующий день я прибыл за заказом. Та самая приемщица выдала конверты, в них было под сотню снимков, везде весна и ни одной кометы. Я возмутился: «Ведь говорил же, напишите на заказе, чтобы печатали подряд». А девушка: «Такие негативы мы не печатаем, там ничего не видно». «Я знаю, что заказываю». «Понятно. Извините. Вам напечатают». Я пожал плечами, оставил пленку и пошел.

– Подождите,– остановила девушка.– Компания «Кодак» в качестве рекламной акции проводит беспроигрышную лотерею.

– Это лишнее.

– Да нет же,– возразила девушка,– Вам не надо больше платить: те, кто сделал у нас заказ или приобрел товар на сумму свыше девяноста девяти тысяч, могут вытянуть из барабана билетик и получить на память от фирмы то, что в нем указано.

– Да что там может быть указано!

– А Вы взгляните на стенд с призами, вот он.

Стенд действительно поигрывал чем-то пестреньким. Со словами «ладно, уговорили» я извлек из барабана талончик на солнечные очки и кисло поморщился:

– А что-нибудь пофункциональнее у вас есть? Может, поменяете?

– Нет,– сожалея ответила девушка.– Менять нельзя.

– Но что я буду с ними делать?

Девушка участливо улыбнулась.

Я вышел из магазина. Разглядывать очки было некогда, и так задержался и теперь опаздывал на встречу с одной очаровательной барышней. Ну, сами понимаете, весна. Это ведь не только когда кометы по небу летают, но еще и барышни прохаживаются по земле.

Ах, барышня! (Закрываю глаза и вижу). Мы мило провели время в незатейливой прогулке. Я рассказывал о Крыме, о комете, она мне о зачетах и экзаменах. Потом присели (возле больницы: других скамеек на Ленинском проспекте не было), я стал показывать полученные снимки и вспомнил о призе. «Слушай, давай я подарю тебе очки!»– осенило меня. Предложение, естественно, не встретило отказа, и, пока подарок был в примерке, я любовался своей красавицей, опустившись перед ней на корточки. Ай да фирма «Кодак», ай умелая!..

Когда я был в салоне на Тверской опять, то первым делом стал с интересом рассматривать мою доброжелательницу. Такая мягкая и милая светловолосая девчонка лет двадцати, и звали ее, согласно нагрудной карточке, Олей.

– Здравствуйте,– обратился я.

– Здравствуйте,– приветливо отозвалась она.

– Спасибо Вам за очки.

– Которые Вы вчера выиграли?

– Да. Вы помните?

– Еще бы! Вы так меня отчитывали!

– Мнэ... Извините.

Девушка улыбнулась.

– Вот, посмотрите пожалуйста мой заказик,– попросил я, протянув квиток.

Оля подала конверты. На этот раз все получилось нормально, более того – здорово: комета разгуливала по снимкам, и темно-синее сумеречное небо подчеркивало ее величие.

– Классно!– воскликнула Оля, указав на один из снимков.

– Вам нравится?

– Да, конечно! Смотрите, какое глубокое небо и легкое облачко под кометой!

– Тогда возьмите эту карточку себе.

– Правда? Ой, спасибо!– Оля поставила снимок перед кассовым аппаратом.

– Давайте, я напишу на обороте название кометы.

– А что, кометам дают названия?– спросила девушка, пока я выводил буквы.

– Конечно. Причем не только таким ярким, но и совсем слабым.

– Прямо как у людей!

Я вернул снимок и заказал еще по нескольку копий с удачных фотографий. «А как насчет приза от фирмы «Кодак»?»– полюбопытствовала Оля. На этот раз я не противился; достался пляжный мяч. Ну, думаю, неплохо: в волейбольчик поиграю. Но Оля вдруг вручила цветастый надувной баллон. «Вот счастья привалило!– хмыкнул я.– Нет чтобы сумку там, хоть небольшую,– я в ней бы видеокамеру носил, удобно». «Да, жалко. Но менять билетики не разрешается»,– вздохнула Оля. «И не надо,– взял я себя в руки.– Мячик так мячик: вещь полезная».

Вещь действительно оказалась полезной. Дома дочка с большим удовольствием кооптировала ее в список игрушек для купания в ванне. А жене очень понравилась история с подаренным снимком. «Представляешь,– сказала она,– как здорово! Работаешь себе, работаешь, смена за сменой, принял – выдал, принял – выдал,– и вдруг откуда ни возьмись комета – сверкающая, заоблачная, прямо из космоса! Классно! Счастливый ты!»

Через пару дней я вновь явился на Тверскую. В салоне было людно, очередь к Оле покорно переминалась с ноги на ногу, и я встал в другую, покороче, но, поругав себя за малодушие, во время перестроился. Оля, как заметила меня, обрадовалась, приободрилась.

– Билетик тянуть сегодня будем?– задорно спросила она, выдавая снимки.

– А что, опять девяносто девять тысяч набирается?

– Пока не достает пяти. Купите что-нибудь еще.

– И что же можно приобрести у вас на эти деньги?

– Батарейки. Больше ничего.

– Хорошая идея!

Как только касса произвела на свет необходимый чек, Оля жестом пригласила к барабану и положила передо мной билетик. Я удивился: «Что это?» «Ваш приз!»– ответила, сияя, Оля и подала пакет. В пакете была сложенная сумка, и не какая-нибудь, а такая большущая, спортивная, с кучей отделений и кармашков, – самый главный приз фирмы «Кодак».

Я смотрел на Олю. Она стояла, волнуясь и радуясь, вся обаятельная.

– Как?– только и спросил я.

– Так, – ответила она.

– Ведь так нельзя.

– Нельзя.

– Спасибо Вам.

– Вам спасибо.

Мы продолжали смотреть друг на друга, и было нам легко и грустновато.

– Оля,– произнес я наконец, выложив фотографии.– Возьмите себе какие-нибудь на память.

Оля выбрала один, самый удачный снимок: башни двух телескопов, один впереди, другой подальше, бегущая по снегу мимо них тропинка и чистое голубое небо. «Только напишите, пожалуйста, что это и где это». Я написал: Крымская станция Государственного астрономического института. На память. Игорь. Проставляя дату, спросил: «Какое сегодня число?» «Двадцать второе». «Ах, ну да, конечно!» И я добавил к подписи:

22 апреля, день рождения Ленина.

 


Советуем прочитать
Шедевры Игоря Паши

Четвертной №4

 ©Четвертной 2002-2006