[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Редколлегия

Школьные годы
(мыльный роман)

Одилия Натановна, учительница биологии — Н.Пацева, Л.Легоцкая
Неизвестный у окна — учебное пособие
Ваня Антошин, ученик 10 "В" класса — И.Демин
Катя Еремина, предмет обожания Антошина — Н.Евсеева, М.Масалова
Хейла-Боппа, комета — комета Хейла-Боппа
Опанас Петрович Шевчук, дежурный учитель — В.Федченко
ученики 7 "Б" класса — члены редколлегии

Краткое содержание предыдущих серий:

Ранним утром хулиганка Машенька хулиганит по дороге в класс. Уборщица Агриппина Парамедонтовна в азарте. Учительница биологии Одилия Натановна указывает место Машеньке и получает анонимную записку с просьбой о любовном свидании в полночь. В класс на уроке приходит комиссия по изучению гражданской позиции лиц предпубертатного возраста. Ученики проходят собеседование с членами комиссии. Одилия Натановна терзается сомнениями, но все же решается на таинственную встречу в полночь.

Полуночная луна едва освещала пустые школьные коридоры. Тщательно, по инструкции, закрытые окна не пропускали внутрь ни малейшего дуновения ночного воздуха. Школа казалась пустой и безжизненной, как дворец спящей красавицы.

Но вдруг, без нескольких минут двенадцать, в тишине коридора разнесся звук отпираемой двери. Из кабинета 334, нетвердо ступая, вышла Одилия Натановна.

Кабинет 334 служил чем-то вроде лаборантской. Здесь на широких полках теснились заспиртованные представители животного мира, скелеты крота и белки, разборный торс и всевозможные плакаты и схемы, скрученные в трубочки. В углу стоял единственный стул, на котором Одилия Натановна и дожидалась условленного часа. Сжимая в руках заветную записку и слыша лишь стук собственного сердца, она подошла к двери кабинета биологии и после некоторых колебаний неуверенно приоткрыла дверь.

Одилия Натановна сразу увидела его силуэт у окна, на фоне ночного лунного неба. Он стоял, вглядываясь вдаль, слегка касаясь стекла правой рукой с тонкими, изящными пальцами. Длинные одежды, похожие на плащ с поднятым воротником, придавали ему еще больше романтичности. Именно таким Одилия Натановна и представляла себе Одинокого Странника, непризнанного людьми, который все спешит куда-то и все ищет родственную душу; а пока его единственные друзья — ночные звезды.

Сердце Одилии Натановны забилось еще сильней, достигая небывалого ритма. «А вдруг,— мысленно захлопала она в ладоши, — это любовь!». В мыслях она носилась по классу с криками восторга. Затем, мысленно остановившись, она опять очень серьезно подумала: «Нет, это любовь. Наверное, навсегда!».

Наконец она решилась и сделав три легких, почти бесшумных шага, коснулась плеча незнакомца и попыталась взглянуть ему в глаза. И тут же вскрикнула, потрясенная. То был скелет, кем-то наряженный в длинный лаборантский халат!

Вынести такого потрясения Одилия Натановна уже не могла. Картинно взмахнув руками, она лишилась чувств.

В тот же вечер Ваня Антошин из 10 ”В” класса поднялся на верхний этаж блочного типового дома и начал осторожно забираться на крышу по крашеной металлической лестнице. Лезть по лестнице с тяжелой сумкой на плече и трехногим штативом в руках было неудобно, но Ваня ни за что не решился бы попросить помощи у такого нежного создания, как Катя Еремина, которая шла следом.

Ваня впервые был с предметом своего обожания, Катей. Месяца два назад он почти было решился пригласить Катю в кино и даже пошел было за билетами в кинотеатр «Призыв». На экране в тот день шел кровавый супербоевик ужасов «Возвращение полуживых мертвецов — 2». Посмотрев на рекламную афишу, Ваня с грустью понял, что такого кинопросмотра Катя, существо, случайно попавшее в среднюю школу из волшебной страны плюшевых зайцев и говорящих грибов, ему никогда не простит.

Спасительная комета дала ему второй шанс. Как ни странно, Катя согласилась пойти с ним на вечерние фотосъемки небесного объекта, завороженная отчасти романтикой хвостатой звезды, а отчасти — недюжинными познаниями Вани в области астрономии. Уверенными объяснениями Ваня существенно поднял свой авторитет в глазах своей пассии. Катю интересовало многое: отличается ли комета от метеорита; почему спортивную команду назвали «Метеор»; не упадет ли комета на Землю; что будет, если она все-таки упадет; могут ли на комете жить люди; нельзя ли подлететь к комете на космическом корабле, полететь рядом и все сфотографировать. С большим изумлением она восприняла сообщение о том, что комету можно будет наблюдать в течение долгого времени; по ее представлениям, комета должна была в несколько секунд пересечь ночное небо и скрыться за горизонтом.

И вот юные наблюдатели звезд оказались на крыше. Скинув с плеча кофр и расставив треножник, Ваня постарался сперва сориентировать свою спутницу:

— Смотри, К-катя, — произнес он, слегка заикаясь, потому что вдруг от чего-то очень разволновался, — в-вон там находится Орион, а там, — Ваня невнятно махнул рукой куда-то в сторону Шуховской башни, — Малая Медведица. А вот там, выше и правее — комета Хейла-Боппа, а там...

— А где наша школа? — наивно спросила Катя.

На Земле наш герой ориентировался хуже, чем в небе. После некоторых колебаний Ваня ткнул пальцем куда-то к востоку и стал спешно устанавливать аппаратуру. Он поставил штатив и проверил, насколько тот крепко держится на ножках. Затем он отыскал переходную гайку и стал привинчивать к штативу свой старенький фотоаппарат “Зенит-19”. Одновременно он объяснял Кате как, что и зачем он делает, но постепенно его объяснения становились все более сбивчивыми и к тому моменту, когда Ваня осторожно вынул из кофра устрашающих размеров объектив, прекратились совсем. Заканчивал сборку Ваня уже в полном молчании.

Вначале Катя с интересом смотрела то на эти приготовления, то на комету. Минут через пятнадцать она обнаружила, что ни комета, ни прильнувший к окуляру Ваня совершенно не меняют своего положения. Через полчаса ей стало зябко и совсем неинтересно.

Увы, но кажется, случилось то, что тысячелетиями случалось со всеми учеными от Китая до Голландии. Увлеченный своей работой, Ваня, похоже, забыл о присутствии Кати.

Когда пленка была уже почти полностью отснята, он, наконец, оторвался от фотокамеры и вдруг торжествующая улыбка покинула его лицо, и холод внезапной потери окатил его с ног до головы.

Крыша была пуста. Кроме него, на ней никого не было.

Рано утром мимо кабинета биологии проходил Опанас Петрович Шевчук, дежурный учитель. Он заметил приоткрытую дверь и резко остановился, затем несколько секунд простоял молча прислушиваясь и стал медленно подкрадываться к двери. Дело в том, что Опанас Петрович был большим любителем детективов. Он читал детективы везде, где это только возможно, и даже там, где это делать не рекомендуется. Дома у Опанаса Петровича книги с детективами стояли на полках всех шкафов, лежали на табуретках, столах, под кроватью, на балконе и даже в ванной. Можно сказать, что Опанас Петрович жил в своем детективном мире, где Нат Пинкертон, Шерлок Холмс, Арчи Гудвин и детектив Марлоу были более реальны, чем даже жена Опанаса Петровича, Ханна Бертольдовна. Поэтому, увидев подозрительно приоткрытую дверь, Опанас Петрович сразу понял, что дело тут нечисто. Он распахнул дверь настежь и с криком:”Freeze, nobody move!” ворвался в класс.

От этого крика Одилия Натановна, до этого лежавшая на полу в глубоком обмороке, вскочила и громко завизжала. Одновременно она схватила берцовую кость скелета и запустила ею в Опанаса Петровича. Скелет не вынес такого обращения и с грохотом развалился, а Опанас Петрович схватился за лоб, где уже неминуемо вспухала огромная шишка. Когда же оба учителя поняли, что особого повода для волнений у них нет, они долго извинялись друг перед другом за причиненное беспокойство, а затем Опанас Петрович отчего-то сильно смутился и поспешно ретировался. Тогда Одилия Натановна села за учительский стол, вздохнула, и уже было собралась готовить надигающийся урок биологии, но...

Пронзительно зазвенел первый утренний звонок. Несколько отличниц уже сидели за своим партами, все остальное население 7 «Б» класса в ускоренном темпе ринулось в кабинет биологии.

У дверей образовалась небольшая пробка: заполнивший весь проем Андрюша Макарычев по кличке «Биг Мак» силился поскорей запихнуть в рот свой первый после завтрака бутерброд с колбасой.

— Катись-ка ты колбаской... - скаламбурил хулиган Вовочка, сопровождая свою рекомендацию ударом колена по тому месту на поверхности Биг Мака, где на джинсах находится задний карман, и тот, проглотив оставшиеся полбутерброда, влетел в класс.

— ...По Малой Спасской! - завершил афоризм верный вовочкин клеврет, Серега Коняев. В классе его звали просто Конь, и только Вовочка в сердцах иногда называл Воняевым.

Сам Вовочка принадлежал к невымирающему разряду хулиганов, бросающих вызов условностям общества. Именно такие типы уже в детстве бросали дерзкое «Ступай себе мимо!» в ответ на мирное приветствие Некрасова, а вырастая, отпускали длинные волосы, резали лягушек и вообще вели себя отрицательно.

Нигилисты прошлого шокировали общество своими синими очками. Сейчас этот предмет мог поразить разве что самых диких папуасов Новой Гвинеи. Поэтому Вовочка придумал кое-что посильнее. На правой его ноге красовался новенький черный с синим лыжный ботинок, а левой ноге служила обувью пухлая белая кроссовка с полустертой надписью шариковой ручкой «Iron Maiden». Любопытно, что Вовочка не слышал ни одной композиции упомянутого исполнительского коллектива, а всю симпатию к названной группе основывал единственно на устрашающем плакате, висевшем у его старшего брата на стене.

Если бы друзья спросили нигилиста, зачем ему синие очки, он уверенно ответил бы: от солнца. У Вовочки тоже был готов ответ. Кроссовка нужна ему потому, что в ней удобно бегать, а тяжелым лыжным ботинком удобно пинать и давить консервные банки, а при ударе о батарею по всей школе разносился устойчивый и глубокий звук. Вовочка совсем не был уверен в том, что такая асимметрия сойдет ему с рук, но, как ни странно, Одилия Натановна каким-то отсутствующим взором посмотрела на его разномастные штиблеты и ничего не сказала.

Наконец биологичка встрепенулась:

- Тишина в классе! - строго произнесла она свою обычную фразу. - Какая тема задана? Иванькова!

- Голосеменные растения. - вскочив, бодро прокричала отличница Иванькова.

- Слушаем меня! - не менее строго продолжала Ода. Это был ее излюбленный педагогический прием. Начав вновь излагать пройденную тему, она неожиданно останавливалась и называла чью-то фамилию, например «Млекопитающие являются... Кукушкин, продолжай!».

- Итак, голосеменные растения в отличие от... от... одетосеменных... - неуверенно начала Одилия Натановна. - Отставить! - вдруг по-военному вскрикнула она, понимая, что говорит что-то не то.

Учительница смущенно закашлялась и попыталась начать с другого конца.

- Тихо! Голосеменными называются растения, у которых семена находятся на поверхности... - Одилия Натановна окончательно смутилась и совсем тихо произнесла: - листьев... - Внутри нее все похолодело. - Потапов! Вытри с доски! - закричала она в сердцах.

Ее сердце опять забилось: «Что со мной? Может, я переутомилась? Почему я не помню определения голосеменных? Начнем по порядку. Меня зовут Одилия Натановна, я работаю учителем биологии, проживаю по адресу: улица Строителей, дом 16, корпус 2, квартира 44. Первый подъезд, шестой этаж». Одилия Натановна легко вспомнила номер и серию своего паспорта, фамилии всех учеников в классе, телефоны коллег-учителей. Но как только она пыталась подумать о биологии, мысли ее путались: «Имеется три, нет четыре царства: животные, растения, грибы и птицы. Нет, не птицы, а жуки. Семью восемь - пятьдесят шесть. Черепаха относится к земноводным. Или к пресмыкающимся? Волга впадает в Каспийское море. Столица Великобритании - Лондон. У человека... Сколько пар ребер у человека?». В поисках ответа она повернулась к обломкам скелета, и сердце ее больно кольнуло.

Одилия Натановна вскочила, и, хлопнув дверью, почти бегом выскочила из класса. В кабинете директора, после долгих расспросов в присутствии завуча и врача из медпункта, стала очевидной ужасная истина. Рассудок Одилии Натановны был в полном порядке, и память ее не пострадала, за исключением той ее части, которая относится к биологии.

Одилия Натановна начисто забыла свой предмет.

Какая судьба ждет Одилию Натановну? Какие выводы сделала ученая комиссия по результатам беседы с учениками 7 "В"? Получились ли снимки кометы? Сколько этажей убирает Агриппина Парамедонтовна? Есть ли жизнь на Марсе? На все эти и многие другие вопросы Вы сможете найти ответы в следующих сериях нашего мыльного романа.

Продолжение следует...

 


Советуем прочитать
Школьные годы (часть 3-я)

Четвертной №4

 ©Четвертной 2002-2006