[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Алексей Ревенко

Письмо

В точке А - начало пути,
В точке Б находится смерть.
Ты боишься, дружок, идти?

Да открой поскорей конверт.
Там письмо - не повестка в ад.
Мои чувства в дождях не прокисли.
За окошком звезды горят.
Ну зачем тебе мрачные мысли?
Я пишу о своей любви.
Разве может быть чувство прекрасней?
Хоть зови меня, хоть не зови.
Мое счастье любить не подвластно
Ни погоде, ни куче проблем,
Что сжигают мое подсознанье.
Если б было так радостно всем,
Мир забыл бы про горе, страданье.

Я покинул давно точку А,
И в дороге своей не уверен,
Но, пока не свершу все дела,
В точку Б приходить не намерен.
Ну а дел у нас столько, дружок,
Что за вечность их не переделать.
Так что нам предстоит долгий срок
На Земле отбывать, жизнь отведать.
Мы устроены так, что несем
Некий смысл для огромной Вселенной,
И по этой причине живем,
И достойно уйдем, несомненно.

1995 г.

 

***

Время странствует по свету,
наши судьбы ворошит.
Мы даем ему обеты,
мы хотим сполна прожить -

только гаснут наши чувства
в душной медленной ночи.
Не найдется столько дуста,
чтобы горечь смыть с кручин

революций, войн, раздоров,
пиршеств, свадеб и смертей.
Из-за глупых разговоров,
из-за пламенных речей

незаметно блекнут чувства
и грехи стремятся в бой.
А в душе настолько пусто,
что не ладишь сам с собой.

Время странствует по свету,
по заслугам раздает
глупым - сладкую конфету,
умным - путь на эшафот

1994 г.

 

Судьбы иной не будет
(песня)

Летний вечер.
Дым костра. Тепло друзей.
Может вечно.
Может быть на пару дней.
Все так сложно,
хоть и просто нам понять,
что возможно,
а что не стоит понимать.
Восхожденье.
Идеал. Дырявый мир.
Размышленья:
я - изгой, а ты - кумир.
Все так просто:
отыскал я, что хотел.
Может поздно,
но я верю, что успел.

Припев:
И как ни спорь,
как ни живи, как ни страдай.
Судьбы иной
не будет, ты не забывай.
Все, что так жгло,
покрылось пепельной тоской.
Совсем прошло,
но что-то есть у нас с тобой.

Больше света
в этот каменный уют.
Нет ответа -
где ласкают, а где бьют.
Путь на небо -
интересен сам процесс.
Знать бы, ведать,

где потом начнется стресс.
Все, как надо.
Есть идеи и слова.
Смерч парада
и больная голова.
Сожаленье ?..
На закате нет вранья.
Жить в стремлении !
Ну а с жизнью мы друзья.

Припев.

1996 г.

 

***

Лицезрей и вкушай мои мысли,
обожги неизбежность глазами.
Пусть летают надежды низко,
пусть их греют мороз и пламя.
Посмотри мне в глаза с откровеньем,
в глубину переломанной кости
и ответь, что внутри все развеяно,
все поели и выпили гости.
Все отдал для друзей и знакомых -
не оставил себе даже боли.
И опять я встречаю новых,
что толпятся за старой ролью.
Я люблю шелест ветра октябрьского,
когда осень пожары тушит.
Но сегодня - бокалы шампанского.
И не надо читать мою душу

1992г.

 

***

Стоячая вода.
Ряской покрыло реку.
Вдали полоской темной стелется камыш.
И небо в проводах
умыто и согрето.
И дремлет даль реки, не нарушая тишь.
Деревья, зеленея,
раскинулись к речушке
И небо провисает, и шелестит листва.
А ветер, будто пьяный,
колышет у избушки
высокие березы и в пухе тополя.

1990 г.

 

***

В стекле отражается дым сигареты,
мерцает вдали огоньком силуэт,
а рядом лишь верных друзей силуэты
наполнили радостью замкнутый свет.

Царапает мебель веселая кошка,
Ей нету заботы, что завтра прийдет.
Тоска подступила, и грустно немножко...
А в синем тумане светило плывет.

Куда ж оно светит?...иль вовсе не видит,
что мир безнадежно ушел в темноту.
Печальная песня, наверно, предвидит,
что все мы когда-то уйдем в пустоту.

Обломаны ветви сгоревших деревьев.
Несет меня вдаль, а куда - не понять.
Но даже в предчувствии мрака я верю,
что скоро весна улыбнется опять

29.10.1992.

 

***

Дружба учит пониманью.
Зло - дорога к совершенству,
что подвластно осознанью.
Люди в поисках блаженства
истощаются в дороге.
А дорога, словно шлюха:
то целует страстно ноги,
то в награду оплеухи
раздает. В здоровом теле
поселился черт ленивый.
Испытай себя на деле,
и поймешь, что ты счастливый.

1996 г.

 

***

Я смотрю тебе в глаза.
Мне ужасно больно.
И жалеть тебя нельзя,
и любить твой сплин не в мочь.
И нельзя тебе помочь,
и не в мочь спокойно
разглядеть твои глаза.
Так и хочется сказать:
«Разорви и победи.
Проще стань и счастлив будь.»
Ах, прости, ты так доволен
этим траурным лицом
и душой почти не болен.
Я все время не о том
говорю. Мои сомненья
до добра не доведут.
Ты - родное поколенье.
Я же лекарь - баламут.

1996 г.

 

Творец

Творец судьбы сказал однажды:
«Мне надоело создавать,
грехи под правду подгонять.
Готов мной пользоваться каждый.
Что ж сотворить способен я ?
Ведь чернь со светом не мешают...
А что угодно - не прощают.
И сколько грязного белья
вручают чинно мне на стирку.
А я не прачка, я - творец,
не проповедник и не лжец,
не тот, кто лупит по затылку
холопов, глупых и голодных
или зажравшихся жрецов.
Я лишь творец, я без оков,
без радости, без мыслей злобных.
Но как же мне, друзья, творить,
когда пред вами - нараспашку ?
Вы не простите мне промашки.
Но все ж вам лень меня казнить».

1996 г.

 

***

Погаси огонь,
он тебе не друг.
Ты свою стихию выбрал не сегодня.
Дай свою ладонь,
дай сплетенье рук.
Я хочу порвать, чтоб уйти свободным.

Не гляди в окно,
на дворе темно.
На губах искра.
Уже в путь пора.
Поцелуй еще,
чтобы не забыл.
Начинаем счет -
это я прожил.

1992 г.

 

Cчастливый мир
(песня)

Я знаю то, что этот мир
не может быть таким, как я.
А я люблю открытость глаз...
И утешенья ни к чему...
Опустошенный храм любви
забыл о пленниках своих.

Кто смелый, тот горит в тоске.
Кто трус, тот любит болтовню.
Для дураков этап созрел,

и небо предали огню.
А я гуляю и пою,
и прожигаю жизнь свою.

Но это мой счастливый мир
без масок лжи и без притворства.
Без сомненья, хорошо!
И я зову к себе друзей,
мне с ними будет веселее,
будет радостней еще.

Но как, дружище, не вертись,
всегда найдется умный, тот,
кто скажет: «Эй, остепенись.»
А я безумно одиноким
становлюсь от этих фраз.
В них только тяжесть и маразм.

Я счастлив! Я люблю свой мир
без масок лжи и без притворства.
Без сомненья, хорошо!
И я зову к себе друзей,
мне с ними будет веселее,
будет радостней еще.

1997 г.

 

Осень
(песня)

Весна.
Листья вновь распустили свои гербы,
и на ветвях
бархатный прах.
Тает осень.
Нет сна.
Закачались в ветрах поезда вдали,
едут в окно...Мне все равно,
тает осень.

Огни
полыхают, и я так прошу: «Возьми
эту искру.
Небо сотру
звездной картой.
Кричи,
чтобы эхо ворвалось в окно кручин».
Гаснущий свет
в звоне монет.
Тлеет бархат.

Осень.
Вниз головой покатились дожди,
каплями сверху прожгли
рваное платье.
Осень.
В темном углу ты весну подожди,
если весне
плакать по мне,
жить на распятьи.

Тает осень, тает осень,
тают весны, раны гложут.
Все растает, нас не спросит,
только это не поможет.
Тает небо, тают бусы
бесконечной звездной сцены.
Нас грехи домой отпустят,
чтоб решили мы свои проблемы.

Весна.
Разливается в море закат огней.
А я кричу: «Ну скорей
пусть тает осень.»
Корабль,
ты сегодня, я знаю, отдашь тепло,
чтобы уйти на дно,
и пусть тает осень.
Лишь ты
остаешься могилой моей судьбы.
Дай мне глотнуть воды,
тлеющий камень.
Скажи,
что нам просто хотелось бы вместе быть...
Хватит себя ломать,
утро настанет.

Осень.
Вниз головой покатились дожди,
каплями сверху прожгли
рваное платье.
Осень.
В темном углу ты весну подожди,
если весне
плакать по мне,
жить на распятьи.

Тает осень, тает осень,
тают весны, раны гложут.
Все растает, нас не спросит,
только это не поможет.
Тает небо, тают бусы
бесконечной звездной сцены.
Нас грехи домой отпустят,
чтоб решили мы свои проблемы.

1993 г.

 

Друзьям
(песня)

Никто на время не надеется, как я.
Все ищут солнца, но спускаются во тьму.
Когда-то плакали веселые друзья,
а время их свело к распутью - и что кому...

А кто видал рыдания коротких встреч,
тот никогда не согласится быть один.
Ах, осень, суждено тебе меня разжечь,
ведь ты единственная, кем я вновь любим.

И каждый день ты согреваешь мне нутро,
а я молчу, поскольку нечего сказать.
А я настолько породнился с тем костром,
в котором пепел невозможно воссоздать.

И лишь ночной звонок погасшего костра
хоть на мгновенье мои сны осуществит,
и ты почувствуешь, как жизнь пришла с утра...
Но вновь гудки...и это пламя не горит.

Лишь остается где-то в сердце голос твой,
но через час уже совсем иной расклад -
ты вновь бредешь на этот темный мир войной,
чтоб победить его жестокий глупый взгляд.

И никого, кто б вас, друзья, мог заменить.
Все зачерствели, да и я уже не тот,
каким привыкли вы давно меня любить.
Ведь вы ушли, и прекратился мой полет.

Но изменить себе я просто не могу,
ведь понял я, что лучше вас на свете нет.
Лишь вы не ставите подножек на бегу,
я к вам лечу, дай бог скорее долететь.

1995 г.

 


Советуем прочитать
Другие произведения Алексея Ревенко

Четвертной №5

 ©Четвертной 2002-2006