[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Александр Ларкин

НОГИ КРУТИЛИ ПЕДАЛИ

Руки слегка дрожали. Ноги крутили педали. Сердце стучало. Музыка играла и заглушала крики людей и скрип колес. Я выглядел глупо, но кроме меня этого никто заметить не успевал. Организм был перегружен, но этого я и добивался. Решения принимались в доли секунды. И не только моя судьба зависела от этих решений. Решение можно было принять один раз. На сложные математические расчеты времени не было. Расстояние, скорость и состояние дороги оценивались интуитивно. Люди проплывали мимо, а ветер шумел в ушах. Очередная яма, обходной маневр, крутой вираж, тормоза, занос, я снова на дороге. Перевожу взгляд на компьютер, скорость 35. Скорость потерял не сильно, значит не надо разгоняться. Это хорошо. Человек. Куда он будет прыгать? Кажется, прыгнуть он не успел. Опоздал. Я уже скрылся за поворотом. Нет, я не мог не расчитать занос. Я слишком уверен в себе. Велосипедом управляю не я, велосипедом управляет надежный и быстрый автомат. Это уже был не я. Мысли летели быстро и безнадежно. Я и велосипед - одна целая машина. Этот метеор уже не управляем. Жизнь моя, а может, и окружающих тоже, всецело зависела от меня.

 

А ВЫ?

Человек погибает, если перестает верить, что друг может сделать что-то по доброте душевной, не зная, зачем. Человек начинает искать тайную причину и подоплеку там, где ее нету, считая, что он ее видит, а другие нет. Человек заблуждается, если считает, что добрый человек делает все по доброте душевной. Я чаще погибаю, чем заблуждаюсь. А вы?

----------

Плохо человеку, который не может, не хочет или не смеет сказать все, что знает и думает. Я не смел, не хотел и не мог. Не смел, потому что боялся собственных мыслей. Не хотел, так как слушать меня было неинтересно и слова мои были непонятны. (А вы не исключение? Вы к бреду привыкли? Это вам так кажется, и мне так кажется тоже). Не мог, так как сказать я все не успею и не умею. Как здорово, что вы понимаете меня без слов. Как жаль, что вам это так часто не удается. Как здорово, что далеко не всякий читатель со мной согласится. И жить интересно, пока остается время на бред.

----------

Вы не знаете, что будет через три года, как я не знаю, чего вы не знаете. Ах, знаете? А это зависит от вас? Ах, не от вас? От жизни или судьбы? Ничего вы не знаете, и это не только к вам относится, уважаемый читатель.

 

МЫШЬ И СЫР

Теплота и добро потихоньку вытесняли хитрость из взгляда глупой и сообразительной Мышки, но Мышь-Мышью, а сыр-сыром, эта веселая компания все еще уживалась на одном столе. Мышь медленно и верно ходила кривыми кругами вокруг и около сыра. Мышь была сыта по горло, но сыр был вкусным и заманчивым и, возможно, отравленным. Кто и зачем подложил мне эту собаку, думала Мышь, принюхиваясь и высматривая злого хозяина с топором или просто мышеловку. Стоило Мышке сделать шаг вперед, и она уже уверена, что за сыром прячется кошка. Шаг назад стоил еще дороже, Мышку начинала душить ее собственная глупость и трусость. Много дней Мышь бродила в смятении, она устала и выбилась из сил. Уже не было дороги ни назад, ни вперед. Остался только непостижимый сыр.

«Ну и тупая же Мышь,» - думал сыр. Он знал, что ему суждено быть съеденным, но не таким же образом. Сыру было страшно, Мышь была зубастая, но непостижимая жизнь в образе сыра оставалась прекрасной. Сейчас Мышь уже забыла, зачем и почему она ходит кругами вокруг сыра. А сыр настолько привык к круговому движению, что и забыл, что таким потребителям, как Мышь, может, что-нибудь быть нужно от такой жизни, как сыр.

 


Советуем прочитать
Произведения Александра Ларкина

Четвертной №5

 ©Четвертной 2002-2006