[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Виталий Полосухин

ТЕЛЕФОННЫЙ ЗВОНОК

-Алло?
-Алло. Привет, Анечка.
Пауза.
- Привет, Гриша...
Пауза.
- Как дела, милая?
- Нормально. Идут потихоньку. А у тебя?
Григорий улыбается.
- Отлично. Лучше не бывает. Я слышу твой голос...
Пауза.
- Расскажи, как ты.
- Мне плохо без тебя, милая. Ты знаешь, у меня было время подумать. И я... - Григорий смущенно ломает голос, - я хочу попросить у тебя прощения.
- За что?
- Не важно, за что. За то, что мог любить тебя во много раз больше. За то, что мог быть более внимательным и чутким к тебе, но не был. За то, что мог не обижать тебя, но обижал... Поверь, я не хотел этого! Я не знал, что творю!..
- Я давно тебя простила, милый.
Пауза.
- Я так люблю тебя, Анютка... Ты навсегда осталась самым любимым моим человеком. Я помню каждую твою улыбку, каждый твой взгляд... Мне так часто не хватает твоего тепла, твоей ласки. Я, может быть, только сейчас понял, что значит для меня любовь к тебе. Я так люблю тебя!..
- Я знаю.
Пауза.
- Скажи что-нибудь.
-Что?
- Все равно. Я хочу слышать твой голос.
- Не знаю. Ты ведь не любишь, что бы я болтала попусту. Лучше расскажи, как там наши.
- Многое изменилось, любимая. У Валерио уже дочка пяти лет.
-Ого.
- Да. Он отрастил бороду и потолстел.
- Не может быть.
- Точно.
Пауза.
- Почему ты так часто молчишь?
- Извини, милая. Что-то мне невесело. Я вообще очень много стал молчать. Грущу все время.
- Прости меня.
- Ну что ты! Ты совсем не виновата! Просто мне жуть как плохо бывает, а поплакаться некому. Я часто думаю - за что, Господи!
Григорий закрывает глаза.
- Я жалок, правда?
Молчание.
- Ты ведь не любишь, чтобы тебя жалели.
- Не люблю. Но очень хочется иногда. Поэтому и не люблю. Боже, как же все глупо и несправедливо!
Вдруг на Григория находит внезапное сильное оживление и он громко говорит в трубку:
- Послушай, Аня, давай встретимся! Сейчас, немедленно, на нашем месте в Сокольниках, а?! Через полчаса?
- Гриша, это невозможно. И ты сам знаешь почему. Я сожалею.
Григорий мгновенно сникает и остывает.
- Да, конечно. Глупо.
- Ну ладно, счастливо.
- Ага. Пока.
Григорий знает. Конечно, это невозможно. Ведь его любимая, его Анечка умерла десять лет назад. По его щекам текут слезы. А из трубки летят монотонные гудки...

 


Советуем прочитать
Произведения Виталия Полосухина

Четвертной №5

 ©Четвертной 2002-2006