[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Андрей Трухачёв

КЕНОЗЕРО'97

Ха-ха, пятая коробка заперта в гимназии. Одна седьмая (четырнадцать процентов) всех продуктов нашей группы осталась в Москве. Что ж, придется есть поменьше. Хотя есть слабая надежда на Тиму, что он привезет ее позже, я что-то не уверен.

Наш поезд уходит в 1825, и мы все уже в сборе. Наша бравая зондеркоманда: Коробков Сергей (Корабль), Сластенкин Антон (Сладкий), Смирнов Сергей (Серега), Новиков Антон (Тоша), я (Редис) и Юдина Александра Георгиевна (наша научная руководительница), которая наконец-то появляется за пять минут до отхода поезда самой последней. У нас с собой набор ЛЕГО, датчики и специальный компьютер DL-PLUS. Все это должно понадобиться нам для каких-то опытов где-то потом.

По расписанию мы завтра в двенадцать часов будем в Плесецке, ну а пока Корабль собирает из ЛЕГО супермегабластер, Серега какой-то самолет, а Тоша - по заказу Александры Георгиевны - установку для титрования. Правда, в пути мешало местное радио, ну да ничего.

22 июля, вторник.

Мы в Плесецке, здесь все по-прежнему. Кроме нашей группы приехали геологи, почвенники и десантники. Погода солнечная, но холодная.

Наша группа ехала с геологами в одном автобусе. После хорошей дороги мы перешли на первый уровень суперавтосимулятора со всеми звуковыми, обонятельными, осязательными, визуальными и прочими другими эффектами. В этом симуляторе мы прошли три уровня, после чего схватили такой бонус в виде какой-то канавы, что едва оклемались. Но даже это не помешало мне, Сереге и Кораблю доесть оставшиеся с поезда три вида колбасы, полбуханки хлеба и огурцы, в то время как кто-то из геологов мирно беседовал с постепенно наполнявшимся пакетиком. После парома при подъезде к Кенозеру наш водитель чуть не заблудился. «Не фига себе,» - подумал я. И вот, наконец, Першлахта, Вершинино - знакомые до боли во всех частях тела места.

Круто. Грузовик, куда мы запихали все наши продукты и катамаран, еще не приехал, и когда приедет, неизвестно. Сидим на берегу и думаем, чего делать. «Идея, - сказала Александра Георгиевна, - надо поклянчить еду у Митрофанова!» Пока мы этим занимались, катер, на котором должны были ехать мы, увез геологов. «Вот блин,» - подумал я. Тут Леонтович забегал быстрее обычного. Посмотрев в ту же сторону, я увидел подъезжающий грузовик, в котором были наши коробки. Быстренько отловив восемь своих коробок среди огромной кучи других, которые выкидывали из машины десантники, мы снова оказались на берегу. Вечерело и холодало. «Хорошо, что теперь есть чего поесть,» - подумал я. Наконец-то катер приплыл, мы погрузились и отчалили. К сожалению, пришлось грузить не только наши вещи, но и коробки геологов, которых, блин, увезли раньше.

«Как хорошо ехать на катере, а не грести на этом гребаном катамаране,» - подумал я, вспоминая прошлый год и глядя на проносящиеся мимо острова. Вот и Зихново, геологи уже нашли место и поставили палатку. Мы остановились выше на холме. Завтра мы уходим отсюда. На ужин был клейстер. Правда, Александра Георгиевна говорила, что это макароны, но никто ей не поверил.

23 июля, среда.

Проснулся я часов в одиннадцать. Юдина сказала, что ночь была холодная, но я этого не заметил. Не спеша завтракаем и собираем лагерь. Часть продуктов и вещей оставляем на сохранение почвенникам, которые остаются на нашем месте. Еды взяли с собой в обрез на два дня. Юдина говорила с лесниками, они нарисовали маршрут с таким зверским крюком, что я чуть не упал. Наша цель - деревня Масельга, у нас есть карта-километровка и карта просек без масштаба. Хорошо, что Сладкий взял компас, а то был бы полный абзац. В Масельге мы должны встретить химиков, чтобы занять у них продукты, которые вернем потом, а также провести несколько определений карбонатной жесткости местной воды.

Ближе к обеду геологи удачно спалили сушившиеся у костра Кораблевские кроссовки. Я, рискуя жизнью, смог спасти только их обугленные подошвы. Зато теперь Корабль может сделать из них стильные шлепанцы, привязав пару веревочек.

Но, несмотря ни на что, мы все-таки уходим из Зихново. Делаем ходки по сорок минут, хотя идти не хочется. Вокруг комары, но против них есть AUTAN. Через два часа подошли к лесному озеру, на берегу которого обнаружили стоянку рыбаков. «Здесь и пообедаем,» - решили все. Обед плавно перешел в ужин, хотя в этот день можно было пройти еще немало. Мы заночевали - и правильно сделали! Впереди нас ждало такое! Ну а пока Тоша купается в озере, Корабль безуспешно ловит рыбу на крошки от сухарей, Серега собирает ягоды, а я и Сладкий ничего не делаем.

Тоша с Александрой Георгиевной ходили на разведку. Указанной лесниками просеки не обнаружено. Сверившись с картой, они решили идти по другой просеке, что и сделали. «Завтра пойдем по болоту» - сказали они, вернувшись промокшими. «Ё-моё,» - подумал я.

24 июля, четверг.

Ужасный день, а начиналось все так хорошо. Кашу солила Александра Георгиевна. Засыпав туда трехдневную порцию соли, она наконец успокоилась, подумав, что теперь соли достаточно. Больше наша научная руководительница к соли не допускалась. Итак, съев на завтрак офигенно пересоленную рисовую кашу и оставив часть ее на обед, бодро прошли первые двести метров, и перед нами широко раскинулось оно - болото. А-а-а-а! И я по колено в трясине. «Хорошо, что у меня большие сапоги» - подумал я и вытащил свою ногу. Мой сапог вытащил идущий за мной Сладкий. «Это еще что,» - сказал Тоша и бодро почапал в своих кроссовках вперед. «Ну ни фига себе,» - подумал я, волоча за собой чемоданчик с DL-PLUS’ом. «Чтоб он пропал,» - проваливаясь в очередную незаметную лужу, подумал я.

Скоро впереди замаячил лес. «Хоть что-то сухое» - подумали все. После болота был привал, где мы подсчитали потери. Тоша промок по колено, так как был в кроссовках; Корабль промок, так как провалился в лужу, которая оказалась глубже его сапог; Сладкий промок, так как упал под действием идущего позади Сереги, который в свою очередь упал, зацепившись за корягу. То есть сухими остались меньше половины группы. «Ну, дальше легче,» - подумали мы и жестоко ошиблись.

Все деревья, казалось, специально попадали поперек просеки, а в сапогах через них прыгать было очень неудобно.

У очередного столба, обозначающего просеку, мы повернули на запад. Через километр Александра Георгиевна сказала: «Нам нужна дорога на юг,» - и пошла дальше на запад. И вот перед нами огромная поляна, но так казалось только издалека. «Опять болото!» - в панике прорычал я, перекусывая какую-то ветку. Хорошо, что это болото заросло гораздо больше предыдущего, и можно было не опасаться промокнуть. Но когда проваливаешься в мох на полсапога, очень быстро устаешь. У очередного столба был привал. Корабль, Сладкий и Серега пошли искать морошку, а я и Тоша пошли на разведку. Найдя следующий столб и посмотрев на обе карты, мы определили, что четко идем на запад. «На фиг нам запад,» - сказали мы с Тошей и пошли обратно. Нужно было решать, что делать и куда идти дальше. «Нам нужно на юг,» - сказали я и Тоша. «Действительно, нам нужно на юг,» - сказала Александра Георгиевна после напряженной работы мысли, которая отобразилась у нее на лице. Взяв компас и поглядев в нужном направлении, мы увидели лес, который был более чем в километре от нас. «Ё-моё,» - сказал я и взял ядреный чемоданчик. Через восемьсот метров я выдохся. Отбиваться от слепней приходилось и раньше, но теперь их было просто немерено. Стали появляться места с подозрительно зеленой травой, куда я чуть не провалился вместе с чемоданчиком. После болота был объявлен привал и съедена Аленка. «Справа и слева от нас должны быть просеки,» - сказала Юдина, посмотрев на карту. Сладкий и Корабль были посланы на поиски. Но вскоре они вернулись, ничего не найдя. «Будем идти по компасу на юго-запад,» - решила Александра Георгиевна и пошла туда, где, как ей казалось, был юго-запад. К сожалению, юго-запад оказался не там, о чем, к счастью вовремя, сообщил Тоша. Лес, конечно, был не сахар, но это лучше болота. Беда была в том, что он не хотел заканчиваться. Мы уже должны были выйти к речке, но ее все не было. Идти становилось все труднее, и следующий привал был в небольшом болоте. Ходить уже никто не мог, все передвигались на карачках и ели морошку и чернику. Там, где не было болота, нам попадалась кисличка. Главное - не объесться. После третьего привала начался такой лес, в котором черт ногу сломит: наваленные как попало деревья, между которыми подло поблескивает и побулькивает грязь. Провалившись по нескольку раз в нее, мы увидели долгожданную речку, в которую мы быстренько и попадали. Пообедав пересоленой кашей, которая осталась с завтрака, выпив два кана чаю и отдохнув, мы снова вернулись к карте. На другом берегу была отмечена тропинка. «Надо кому-нибудь туда сплавать,» - сказала Александра Георгиевна, глядя на Корабля. Он не хотел туда плыть, но пришлось. После получасовых поисков тропа не обнаружилась, было решено идти вдоль речки сквозь лес по этому берегу. Около километра продолжался тот же галимый лес, где не только черт сломит не только ногу. Но после этих мучений лес стал лучше, идти стало легче, и скоро мы нашли нужный брод через реку, по которому и перешли на другой берег. Еще через час обнаружилось хорошее для стоянки место, и мы, поужинав, заночевали.

25 июля, пятница.

Этот день тоже начинался хорошо. Солнце светило, речка журчала, в пузе урчало. Дежурные варили чего-то, а я с Александрой Георгиевной пошел искать дорогу. Речка сильно петляла, но скоро нашлась очень нужная тропинка, с которой мы ушли еще вчера утром. Взяв свои манатки, чапаем по ней. Хорошо, что по тропинке недавно прошел местный абориген и ее было хорошо видно даже в траве. Через час дошли до разрушенного моста через озеро. Между его опорами местные кинули пару палок, по которым можно проползти только на карачках. После моста на карте обозначена деревня Федоровская, где находится небезызвестный Порженский погост. В деревне Сладкий обнаружил полужилой дом. У озера был другой домишко, который недавно построили. После посещения Порженского погоста Корабль, Сладкий и Тоша купались в озере, а я в это время написал на столе возле нового дома NO FATE.

На обед была баланда и закончился чай. Поэтому дальше мы делали мочай. Рецепт очень прост: листья смородины, иван-чай и много, много воды.

После обеда прошел сильный дождь. Я решил идти в кроссовках и, наверное, не ошибся, хотя сначала я так не думал. По карте нам предстояло идти по грунтовой дороге, но так было только на карте. Сначала дорога была очень даже ничего, правда, я промок почти сразу, так как трава была мокрая после дождя. Дальше дорога шла по небольшим горкам и низинам, но в каждой низине была лужа, а иногда даже не одна. В каждой луже мои ботинки наполнялись новой водой - и скоро уже приятно чавкали. Дорога скоро стала непроходимой даже для трактора. Часа через два или три мы дочавкали до деревни Думино, в которой из всего населения были только дед да бабка. Над нами начали сгущаться тучи. Надо было или решиться на мощный марш-бросок до Масельги, или испугаться дождя и заночевать в деревне. Я понадеялся на благоразумность Александры Георгиевны, так как она говорила, что хочет остаться, но я оказался неправ. Юдина, я и Тоша пошли искать дорогу, так как та, по которой мы шли, Александре Георгиевне, видите ли, не понравилась. Скоро нашлась дорога, которая шла на запад. «Нам нужна именно эта дорога,» - сказала Александра Георгиевна, глядя в карту, где дорога шла на юг. У местных узнать дорогу она не догадалась. Дальше мы схватили такой бонус, о котором еще долго будем помнить. Только мы взяли рюкзаки, как начался такой ливень, какого я еще не видел. Мутные ручьи воды заливались в мои кроссовки и такие же мутные выливались оттуда. Дорога четко шла на запад. «Нет, она скоро повернет на юг,» - говорила Александра Георгиевна и шла вперед. «Ни фига,» - говорил компас и упорно показывал, что мы идем на запад. Через десять минут все были мокрые. Мы шли без остановки около часа. Тут Юдина поняла, что мы идем на запад: «Что-то не то,» - подумала она. Об этом все догадались еще полчаса назад. Из-за некоторой неопределенности нашего положения было решено остановиться.

Ура! Дождь кончился, и мы подсчитали урон: Тоша мокрый с ног до головы, так как шел без накидки, у остальных промокли штаны, кроссовки или сапоги. «It is extremely bad,» - сказал Корабль, ощущая себя не очень комфортно в промокших джинсах. Все с ним согласились. «Да все по кайфу, - сказала Александра Георгиевна, выливая из своего сапога литр воды, - Это еще что». И начала рассказывать очередную байку по типу тех, что она рассказывала за день до этого у речки, где мы обедали пересоленной кашей. Корабль и Сладкий ходили за водой и встретили патрульного медведя «Стремательного». Вообще-то никакого медведя они, конечно, не видели, но слышали подозрительные шаги и хруст веток, чего очень испугались.

В честь всего этого на ужин была очередная порция баланды, а вещи сохли еще очень долго. Итог: все промокли, еды осталось на один раз, где мы - неизвестно, нарастает недовольство. И все это под чутким руководством Юдиной Александры Георгиевны.

26 июля, суббота.

Мы ждем чего угодно. Посмотрев на карту, поняли, что ночевали в Карелии. Я могу заделаться неплохим предсказателем и писать всякие надписи, не зря же вчера я вырезал на столе NO FATE. Что нас ждет сегодня? Тоша и Корабль вернулись обратно в деревню и узнали правильную дорогу. Блин, это та дорога, с которой мы свернули вчера! Завтракали той же баландой. Рецепт: кружка гречки, три гриба и много воды, процеженной через платок, так как воду брали из дождевой лужи. Если все это пролить на рубашку, жирных пятен не останется. Проверено на Сереге.

Едва мы отошли от деревни, как нас тормознул местный лесник с требованием показать ему какое-то разрешение. Мы спихнули все на Леонтовича и быстренько скрылись в лесу, обещая не разводить костры. Идти стали уже по двадцать, иногда по тридцать минут, сказывается сытность баланды.

Но что я вижу, я вижу деревню, я вижу Масельгу! И это не глюк! Ура! В деревне нас встретили сытые химики, которые собирались завтра идти в Ведягино. Ха-ха-ха! Они не знают, что их ждет, они не знают из какого райского места уходят. Мы доедаем их обед, берем у них в долг продукты, делаем из этих продуктов ужин, съедаем и его, после чего только ставим палатки. Корабль, Серега и Сладкий ушли в баню, а я пошел спать.

27 июля, воскресенье.

Хорошо здесь. Химики уехали. Подъем часов в одиннадцать, полноценное трехразовое питание, отбой во сколько хочешь, купайся, загорай, сколько влезет, делай, что угодно.

В этой деревне, оказывается, находится какой-то экологический лагерь, где отдыхают ребята из местных деревень. И все, кто сюда приходит, рассказывают им о том, чем занимаются. Химики рассказали им об определении жесткости воды, мы о ЛЕГО и DL-PLUS’е, а Саввичев, скорее всего, будет рассказывать о лишайниках и биомассе.

Александра Георгиевна опять показала себя во всей красе. «Да это такие орлы! Да на них воду можно возить!» - вчера говорила она о нас местной начальнице. Ну нет, чтоб промолчать. А сегодня, блин, нас заставили таскать от озера сорокалитровые баки с водой, и так было почти каждый день.

Я начал читать Серегину книжку, автор Хайнлайн. После болот и баланды нужен отдых и хорошая еда, и это в Масельге было. Говорили, что приедет Саввичев, мы его ждали, но он не приехал.

28 июля, понедельник.

Все как и вчера, только после обеда пришел, а не приехал Саввичев. Я думаю, он тоже оценит это место. Вечером, пошутив с БГХшниками на тему того, что «Zavhoz is Gad», мы пошли спать.

29 июля, вторник.

Тоша собрал из ЛЕГО адскую машину для титрования, и главное, она работает. Если мы покажем ее на конференции, это будет нечто.

Место здесь клевое, я думаю, оно намного лучше любого места на Кенозере. Деревня Масельга, оказывается, стоит прямо на водоразделе между Белым и Балтийским морями, что очень даже примечательно. Дождей почти нет, комаров мало, по сравнению с болотами. Нас водили на экскурсию на Хижгору к церкви, которую почти отреставрировали.

Опять ходили в баню, которую топили для себя саввичевцы. Ха-ха.

30 июля, среда.

Мы провели кучу титрований воды из разных озер, точнее - все это делали только я и Тоша. Прочитал половину Серегиной книги. К сожалению, завтра уходим отсюда. Я думал, мы потом остановимся рядом с Саввичевым, но Юдина говорит, что он не хочет, чтобы рядом с ним жили мы, так как мы, видите ли, ленивые. А вот это еще неизвестно, кто более ленивый: БГХшники полдня лежали вокруг своей зимы и балдели, а Макеев вообще взял коврик, спальник и проспал до пяти часов под кустом. А насчет останавливаться или нет - это мы еще посмотрим.

31 июля, четверг.

Мы уходим, а Саввичев будет отдыхать здесь еще день. За два часа добежали до Думино, где, я думал, будет обед, но Юдина решила пообедать в Федоровской. Там мы были к пяти часам. Обед опять плавно перетек в ужин. Серега нашел дорогу дальше, не придется идти наобум. Опять побывали в Порженском погосте. Странно, после посещения Саввичева и компании колокольня как-то подозрительно накренилась. Хотя, может быть, мы этого раньше просто не заметили. На всякий случай сделали пару фотографий.

Теперь наша цель - деревня Горбачиха, потом Александра Георгиевна хочет выйти на мыс Косицын и сигналить на Мамоновский остров, чтобы нас туда перевезли на катамаране.

Ну а пока мы заночевали. Палатку поставили по новому способу, который придумали Тоша и я. Палатка ставится без колышков и поэтому растягивается как угодно.

1 августа, пятница.

Сегодня опять надо куда-то идти. Не хочется, а надо, надо быстрей добраться до Мамоновского. Идем по сорок минут. К обеду мы уже в Горбачихе, дорога идет к озеру, где и заканчивается. Там мы и поели.

Возле нас ходило около десятка лошадей, а потом пришли две коровы и прогнали их. Александра Георгиевна и Тоша на моторке уплыли на Мамоновской остров, сказав, что скоро будут. Ждали мы их больше двух часов.

Наконец за нами приплыл катамаран. «Какая же это все-таки фигня,» - подумал я, беря в руки весло. Не люблю я грести такими веслами. Вот в нормальной лодке - понимаю, можно работать и руками, и спиной, и ногами, а здесь же, кроме как руками, не получается. По пути загребли в пару деревень за молоком, после чего только приплыли на остров.

У них тут неплохо, хотя Масельга лучше. Мы поставили палатки на месте, где раньше стояли фотографы. Саввичев должен приехать завтра.

2 августа, суббота.

Рано утром Александра Георгиевна с Тошей уплыли на байдарке в Зихново за частью наших вещей. Вернулись к завтраку все мокрые, привезли часть продуктов и мешок с «Рыжим Абрамом», которого будем сегодня собирать. Романов тут же начал руководить, назначив меня и Серегу заготавливать дрова, а Тошу, Тиму, Корабля и Сладкого собирать Абрама. К вечеру тот был уже готов, и мы на нем даже немного покатались. М-да, хуже катамарана я еще не видел.

Приехал Саввичев, который одобрительно посмотрел на Абрама и неодобрительно на нас.

3 августа, воскресенье.

После завтрака я, Серега, Корабль и Сладкий оседлали «Рыжего Абрама» и по указанию Александра Георгиевны погребли в Зихново за оставшимися продуктами и вещами. Ветер был почти попутный, мы особо не напрягались и под моим чутким руководством пару раз отдыхали, выпили чаю, съели все сухари и два пряника. Не спеша приплыли в Зихново, где нас встретили удивленные почвенники, которые уже знали про наши похождения в лесах и болотах Архангельской области. И действительно: что значит один человек, заблудившийся в лагере Монахова, когда тут по лесам блуждала целая группа. Ну а когда мы рассказали почвенникам рецепт баланды на шестерых, в глазах их появилось явное уважение.

Обратно грести было значительно труднее, так как усилился встречный ветер. Кое-как за два часа мы добрались до Мамоновского острова, и, если бы не Саввичев и Леонтович, мы оттуда бы уплыли, но они забрали «Рыжего Абрама» для перевозки куда-то Монахова, и мы остались без катамарана.

Я сделал из бутылки, шарика, камня, веревок и двух палок научный прибор для измерения статического и динамического давлений, хотя издалека это изобретение очень похоже на грабли Джубадзе.

Вечером к нам приплыли матерые человечищи, этакие глыбы: Мороз, Зонт и Илюха Карпов. Они сразу приступили к делу и начали поедать продукты БГХ, правда взамен они здорово пели песни, хоть и недолго.

4 августа, понедельник.

Нам надо было отдать химикам взятые у них продукты. Химики стояли недалеко, и мы надеялись быстренько туда сплавать, но не тут-то было. После того как Монахов попользовался нашим катамараном, он стал зверски сдуваться, и, пока мы доплыли до Шульгина, правый баллон превратился в лепешку, но удалось кое-как догрести. Отдав продукты, мы стали сравнивать результаты наших титрований с результатами химиков. Торжество науки: результаты практически одинаковые. У Александры Георгиевны появилась еще одна мысль: с помощью нехитрого прибора, который я сделал накануне, и датчика давления измерить сток речки Порженки. Поэтому она попросила у химиков единственную оставшуюся у них байдарку, так как вторую они утопили, и, взяв с собой меня и Тошу, поплыла в Ведягино к устью Порженки.

С прошлого года речка заметно обмелела, и померить ее сток было легко. Рядом с устьем мы нашли биогеохимический катамаран и немного прикололись, связав чалкой все спасжилеты и перепутав в рюкзаках пряники с ботинками.

Мы надеялись сплавать на байдарке туда-сюда за полтора часа, а на самом деле провозились гораздо больше двух. Вернувшись, увидели Корабля, который уже по второму разу накачивал Абрама, а тот не хотел накачиваться и сдувался.

Химики сворачивали лагерь и хотели перебираться в Зихново, так как там в ручье самая чистая вода, а в Кенозере, оказывается, предельно допустимое содержание марганца превышено в четыре раза.

Ну а мы сели на Абрама и погребли обратно. На полпути нас встретил Митрофанов на Леонтовичевском катамаране, ему, оказывается, был нужен Абрам для перевозки химиков, а Саввичев нам ничего об этом не сказал. В общем, мы опять оказались на Мамоновском острове без «Рыжего Абрама». Сегодня у Митрофанова день рождения и все взрослые уплыли на Виловатый это дело отметить.

5 августа, вторник.

Тоша и Тима с утра начали клеить наш катамаран, потому что в нем Тошей была обнаружена огромная дырка. К обеду на байдарке приплыли другие матерые человечищи: Ваня и Дима. Здорово, из нашего класса нас уже пятеро здесь; правда, с филологами еще есть Наташка и Галина Юрьевна, но они пока на другом острове.

Дима, Тима и Ваня, оказывается, хотят после экспедиции пойти еще в байдарочный поход на две недели, от чего их все подряд отговаривают, но они все равно пойдут. Ну что ж, ну что ж... Ну а пока Ваня развил бурную деятельность и огораживает вход своей палатки кольями, не понятно только для чего?

6 августа, среда.

Проснулся я от крика Корабля: «Кони!». «Откуда здесь фанаты ЦСКА?» - подумал я, ища что-нибудь тяжелое, так как я болею за Спартак. Тут к нам в палатку просунулась любопытная лошадиная морда. «А, это всего лишь лошади,» - наконец понял я, отгоняя их ботинком от палатки, так как под тентом у меня был заныкан вкусный пряник, который я хотел съесть сам.

Ваня начал строить качели. Это ужасно. Если его не унять, я чувствую, лесники еще долго будут удивляться непонятным циклопическим сооружениям на Мамоновском острове.

Наш Абрам заклеен, надут и готов к бою. Но тут Александра Георгиевна сделала что-то совсем непонятное: списала Сладкого на берег, оставив его с какой-то бумажкой Саввичеву, который об этом даже пока и не знает.

Мы свернули лагерь и уплыли на противоположный берег. Тут уже все оценили «быстроходность» нашего катамарана. С нашей новой стоянки спокойно можно увидеть пляж, где стоит БГХ, так как Тима обещал приплыть в гости. Место очень даже ничего. Как только зайдешь в лес, можно горстями собирать чернику и морошку.

Корабль нарисовал три мощных картины: «Duke Nukem на катамаране», «Редис и патрульный медведь Стремательный» и «Александра Георгиевна списывает Сладкого на берег». Юдина изображена в виде офицера СС, а Сладкий как Василий Иванович Чапаев: с усами, в папахе, закованный цепями и привязанный к трехпудовой гире. Всем очень понравилось.

Ближе к вечеру я и Тоша сходили на близлежащий мыс, где хотела остановиться Александра Георгиевна. Там мы нашли лодки, палатку и мужиков, которые соображали на троих. Удачно проскользнув незамеченными мимо мужиков, вернулись в лагерь и решили завтра осмотреть местную деревню.

7 августа, четверг.

Сегодня мы писали доклады и строили всяческие графики. Я и Тоша (больше, конечно, Тоша) по замеренным данным подсчитали сток воды в речке Порженке, вышло около 1,4 кубометра в секунду. Серега будет докладывать про титрования и покажет нашу адскую машину, а Корабль расскажет про все остальное. В перерывах мы собирали чернику и часть повезем в Москву. Корабль еще успел написать сценарий для небольшой сценки, которую мы, может быть, покажем.

Пошли осматривать деревню, которая находится от нас в двух километрах. Вместо этих двух Тоша и я прошли не меньше пяти-шести, ища, как туда добраться. Зачем-то пошли, удаляясь от озера, нашли какую-то другую пустую деревню, но кое-как до нужного места добрались.

8 августа, пятница.

К двенадцати часам надули катамаран, собрали лагерь и даже пару раз отрепетировали сценку. Дует встречный ветер, поэтому мы решили не грести, а тащить Абрама за чалку, где можно. Ха-ха-ха, это было зрелище; такого, наверное, еще никто не видел. Мужик, который заметил нас около Виловатого, до сих пор, наверное, бегает и смеется. Но кое-как до Медвежьего мы добрались.

Сначала хотели остановиться на видневшемся прямо перед нами пляже, но тут из лесу выскочил Романов, крича на пол-озера, что, мол, тут уже занято, и вообще тут лагерь. Связываться с кричащим Романовым не хотелось, и мы поплыли дальше, а около геологов нашлось очень неплохое местечко - там мы и остановились. По пути мы встретили Наташку, и Тоша самым первым убежал в лагерь к филологам, который был в южной части острова. К вечеру туда же пришли Корабль и я с мешком, куда нам добрая Галина Юрьевна отсыпала продуктов, которых у них еще много. Нас троих покормили ужином, а мы поприкалывались со Святовым и Орловым. Ближе к ночи Тоша и я ушли обратно в наш лагерь, а Корабль остался там ночевать.

9 августа, суббота.

С утра меня разбудила Александра Георгиевна с требованием немедленно отогнать от нее каких-то наглых быков. Скоро я догадался, что это на самом деле те быки, которые с рогами. Вставать было лень, и я решил руководить обороной из палатки, посоветовав Юдиной взять ближайший дежурный кирпич или дубину и засветить этим по чайнику самого близкого быка. Александра Георгиевна палку взяла, но тут испугалась еще больше. Дальше ей повезло, потому что быки решили не связываться и свалили в туман.

Сегодня конференция, Корабль и Серега дописывают и доучивают свои доклады. Тоша опять собрал установку для титрования, чтобы показать ее на конференции. Приплыли БГХшники, и пришли филологи. Наконец собрались все из нашего класса, кто был в экспедиции, даже классный руководитель тоже здесь.

Началась конференция, Корабль и Серега успешно рассказали о нашей работе. Было несколько прикольных и пара интересных докладов. Особенно научным мне показался доклад одного парня из химлицея про толокнянку.

После обеда случилось показательное выступление десантников из «Чести и мужества». М-да, бутылки об голову они уже бьют, но остальное... В общем, им еще долго надо тренироваться.

Затем была эстафета. Надо было сначала втроем пронести на весле кружку воды, затем забежать на гору с сидящим на тебе человеком и еще опять втроем пробежать в мешках. Наша команда, то есть Тоша, я, Тимоха с братом и другой Тима должны были, конечно, выиграть, но Митрофанов, блин, так и не подвел итоги.

Часов в шесть началась самодеятельность, из которой мне больше всего понравились спектакли филологов и БГХ. На награждении все получили по свистульке, а некоторые еще что-нибудь за хорошие доклады.

Непонятно, почему не было волейбола и мамбобола, а костер не состоялся, наверное, потому, что часов в одиннадцать БГХ уплыло обратно на Мамоновский остров, а филологи ушли к себе на юг.

10 августа, воскресенье.

Разбудили нас рано, так как в девять часов нас должен был забрать катер и везти в Вершинино. Мы даже успели позавтракать, о чем потом сильно пожалели. Оказалось, что в Вершинино ехали не только мы, но и филологи с историками. Всех нас погрузили на баржу, и через полчаса мы были уже на месте.

Филологи ехали дальше в Каргополь, а нас до Плесецка должна была везти вахтовка на восемнадцать человек. Туда запихнулись все восемнадцать человек и еще столько же рюкзаков. Да, это было круто, и уже через полчаса половина народа сидела с зелеными лицами. Один геолог все-таки не выдержал и еле успел добраться до форточки. Водитель еще долго будет вспоминать его, отмывая свою машину. Было жарко и душно, казалось, что мы до Плесецка не доедем никогда. Но, наконец, наши бренные останки выгрузились на станции, оставалось только дождаться поезда.

За полчаса до отправления объявили, что поезд опаздывает на сорок минут (только позже мы узнали, что это из-за лесных пожаров), и нам пришлось валяться на перроне больше часа. Погрузились мы нормально и так же нормально доехали до Москвы, съев, кроме всего прочего, по прянику и банке ананасов на человека.

Вот, собственно, и все. Остается сказать, что погода была очень хорошая, не то, что в прошлом году, над нами висел мощный антициклон, и ярко светило солнце.

12.08.97


Советуем прочитать
Другие произведения Андрея Трухачёва

Григорий Миллер «Кенозеро'96»
Сергей Коробков «Экзамен по выживанию»
Александра Юдина «Разбор полётов»

Четвертной №5

 ©Четвертной 2002-2006