[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Алексей Обухов

ЖИЗНЬ ГОРОДА КАРГОПОЛЯ
(наблюдения со стороны за половину дня)

Славен город Каргополь. Стоит он на берегу большой реки Онеги, там, где она вытекает из озера Лача. На год старше Москвы, но насколько непохож он на нее по своему духу и образу жизни! Мне удалось попасть в этот тихий провинциальный городок уже второй раз. В прошлом году был я тут с гимназией после экспедиции «Кенозеро-96». Тогда мы обошли все музеи, а в этот раз я приехал один в служебную командировку. Успев сделать все дела в первый день, я почему-то не уехал от сюда, а остался на второй день, хотя ознакомиться мне тут уже было не с чем. Что было возможно посмотреть, уже было осмотрено в прошлом году.

В Троицкой церкви до сих пор на выставке «Магия народного искусства» стоит «черный рояль в осеннем лесу, наполненный звуками мрачной музыки»1, со звонницы все тот же вид, а к пристани все так же не пристают катера.

Вот уже полдня я брожу без какого-либо конкретного дела по прямым улочкам Каргополя и наблюдаю за жизнью этого городка. Подробно осмотревшись и отбросив свои твердые знания о том, что все мы тут вместе со всем миром находимся по временным критериям в конце двадцатого века, я попал в растерянное состояние: в какой же исторической эпохе существует этот город? Здесь элементы старого образа жизни переплелись с атрибутами нового, вернее нового почти не заметно. На берегу Онеги каргополочки до сих пор полощут белье (в самом центре даже построен специальный сарайчик, где все для полоскания оборудовано); вдоль заборов и во двориках деревянных одно-двух этажных домов лежат березовые, аккуратно составленные поленницы; воду возят от родников, находящихся возле Соборной площади; а в административном центре города стоят два памятника Ленину. Один давно зарос кустами,2 и, видимо, про него забыли и поставили второй - на видном месте. Между Соборной площадью и памятниками Ленину колышется на ветру свежевыполосканное белье.

Местные жители передвигаются по городу исключительно на велосипедах. Кажется, что это здесь было всегда, и что вообще сам велосипед изобретен не иначе как в Каргополе. Хотя это мысль сразу отметается из-за отсутствия ему памятника или хотя бы мемориальной доски (трактору, древнему грузовику, бульдозеру, первооткрывателю русских колоний в Америке купцу Баранову и мастерице каргопольской игрушки бабке Ульяне памятники стоят).

Деревянные мостовые кое-где сменяются на бетонные, а порой даже на асфальтовые, но это, по-видимому, единственный признак современной урбанистической цивилизации, если не считать еще парочку-тройку автомобилей и трех автобусов в день, следующих до Няндомы.

В местном ресторане ощущаешь себя как в добротной столовой при сельсовете. Все друг друга знают, бегает собачка, на столах цветастые клеенки. Невыспавшаяся повариха кричит что-то знакомым посетителям. Подают нечто поджаренное с гарниром «сложным» (как пояснила такое название блюда официантка - это картошка, огурчики, помидорчики и разное...) И действительно, - поджаренная картошка с одним ломтиком помидора и двумя дольками огурца, но что же такое это «разное», я так и не понял. Такое достояние цивилизации, как «коктейль в баночке» до Каргополя еще не довезли и пришлось поэтому ограничиться красным вином (благо, что его из Грузии, хотя, может, и всего лишь с Мосвинкомбината, уже доставили в город).

Рядом с Высшим Педагогическим Училищем мирно пасутся коровы и сидит мужичок в одних носках, поставив ноги на дипломат (возможно это профессор скотинку выпасает между приемными экзаменами).

Книжный магазин в городе мною не был найден (несмотря на присутствие таблички «Книги» на одном из домов), хотя я обошел все его улицы не более чем за час. Единственное место, где можно купить что-нибудь из «духовной» пищи, - музей, в зданиях которого вместе с билетами можно приобрести книжечку о Каргополе или о его жителях, а впрочем, еще и пару каргопольских игрушек.

Вообще-то музей-заповедник Каргополя занимает практически всю центральную часть города, но делает это как-то тихо, незаметно. Центральные соборы практически полностью заросли деревьями, а .... собор, стоящий чуть в стороне, заставлен покосившимися и полуразрушенными домишками с ушедшими на половину в землю окнами первых этажей. Земляной вал, созданный здесь чуть ли не во времена Ивана Грозного, засажен огородами и еле виден из-за сарайчиков и заборов. Нынешний директор музея-заповедника - Лидия Ивановна. Эту тихую приятную женщину можно увидеть ходящей от одной церкви к другой и обратно (ее все время в разных местах звали к телефону).

Хоронят в Каргополе тоже по-своему, смешав эпохи. Впереди идут старушки в цветастых платочках (молча), и в разгар летнего цветения каждая из них несет в руках по хлипенькому веночку искусственных цветов. За ними едет небольшой грузовик, из которого торчит столбик с крестиком, сзади лежит гроб без крышки. Видимо, по местным традициям считается, что покойный перед могилой должен вдоволь надышаться свежим воздухом и хорошенько проветриться. Сзади грузовика с гробом идут самые близкие родственники, все в черном (человек 5-6, не больше), а за ними еще человек 20-25 ничем не отличающихся от простых прохожих дальних родственников и знакомых. Сию небольшую процессию завершает маленький автобус, в котором сидят дети и подростки (их, как можно предположить, посадили туда, чтобы они не бегали и не создавали беспорядков в процессе шествия).

Везде на улицах постоянно кричат чайки, создавая ложное впечатление о Каргополе как о портовом городе.

В городе есть пристань, но не ходят катера; есть магазины, но в них почти нет товаров; даже есть парочка киосков, но они стоят практически пустые (только жвачка, шампунь и какие-нибудь заколки). Город чист, но совершенно нет урн и помоек.

На центральных скверах сейчас начался сенокос, но почти каждый день идут дожди, а это плохо для сена. На центральном же проспекте в огородах топят баньки.

Люди здесь загорелы (даже бабушки). Почти все русы, исключение составляют рыжие. Одеваются по моде 70-80-х годов (точнее, без моды), но соответствуют той эпохе, либо ходят в спортивных костюмах советского «адидаса».

Некоторый контингент местных мужиков водочку начинает пить с утра и продолжает этим заниматься целыми сутками, проводя время между пристанью и Соборной площадью, где находятся два самых важных заведения - пиво в разлив и вино-водочный магазин, работающий с 17 до 3-х часов ночи. Жизнь облегчают они тут же в соседних кустах.

Пацаны лет 10-12 подходят ко мне с вопросом: «У Вас закурить не найдется?», но так как у меня нет сигарет, то они отходят с фразой: «Облом...»

Побывал в «домах с удобствами» (два трехэтажных дома на 36 квартир каждый), расположенных на самой окраине - минут 10-15 ходьбы от центра. Не буду утверждать, но, возможно, они единственные с «удобствами» по городскому типу. Это можно предположить хотя бы потому, что среди населения города эти два дома носят такое гордое название «с удобствами», собственно по этому-то топониму я их и нашел.

К концу своего пребывания в Каргополе, на автовокзале уже половину жителей узнаю в лицо. Всего лишь за неполных два дня этот городок стал мне как-то по особенному близким и родным. Мне начинает казаться, что я здесь живу очень давно или во всяком случае приезжаю сюда почти каждый месяц много лет подряд.

Удивителен этот тихий, приятный, уютный и маленький провинциальный город - Каргополь. Храни его Господь и не пускай сюда «урбанизированной цивилизации». Может, тогда и сохранится его самобытная северная красота и особая размеренная жизнь.

 


Советуем прочитать
Произведения Алексея Обухова

Четвертной №5

 ©Четвертной 2002-2006