[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Дмитрий Сапожников

ГОРЫ — ЭТО ЧАСТЬ МОЕЙ ЖИЗНИ

Двадцатого августа в 930 я начал свой путь из горного поселка Эльбрус в город Кисловодск. Дорога была долгой и утомительной. Тяжело было расставаться с горами. Горы - это часть моей жизни. Тяжко мне было смотреть из окна автобуса на километражные столбики, которые мелькали один за другим. Но, как бы мне ни было грустно, автобус все продолжал свое движение к началу ущелья.

Далее я мало помню себя и то, что происходило рядом. Помню, что мы приехали в Нальчик, там сели на автобус и поехали в Пятигорск, а из Пятигорска на электричке в Кисловодск.

На вокзале в Кисловодске я более-менее ожил - моему взору предстал великолепный по красоте курортный город. Я глубоко вздохнул с облегчением и сказал про себя: «Наконец-то!» Проходя по курортному бульвару, я наслаждался красотой великолепно оформленных клумб и гармонично вписывающимися в общий пейзаж строениями. Но это продолжалось недолго - мы свернули в переулок, поднялись в горку и уперлись в перекресток, где Настя заявила, что не помнит, как дальше идти. Но, тем не менее, через двадцать минут, после небольшого осмотра всевозможных вариантов нашего дальнейшего пути, память к Насте вернулась и уже через три минуты мы вошли в дверь общежития.

Вечер прошел угрюмо: обед, душ, шахматы, ужин, шахматы, сон. Зато следующий день был полон событий.

На второй день моего пребывания в Кисловодске, плотно позавтракав, мы отправились на прогулку в курортный парк. В этом огромном, очень красивом парке, помимо великолепнейших пейзажей, открывавшихся по мере нашего движения, у меня в памяти отложились три вещи: первая - таблички, стоявшие через каждые пятнадцать-двадцать метров с надписью, содержавшей номер маршрута, номер станции, высоту над уровнем моря и еще каких-то два параметра. Вторая - это настоящий, живой орел, который сидел на ветках около дороги. Правда, он был привязан, и рядом сидел мужик с фотоаппаратом, но все равно этот орел произвел на меня сильное впечатление. Ну и, наконец, третья вещь - это долина роз. Я никогда в жизни не видел такого количества различных видов роз! Это было потрясающее зрелище!

К сожалению, до Малого Седла нам добраться не удалось: в связи с сильным ветром не работала канатка. Но, как бы то ни было, все жутко проголодались к тому времени и мы устроили обед. После достаточно сытного обеда мы посетили Серые и Красные Камни, а потом отправились домой. Плотно отобедав, мы, за исключением восьмиклассниц, пошли на Крестовую гору, откуда открылся замечательный вид на Кисловодск. Там мы немного походили, полюбовались вечерним пейзажем и спустились обратно, неоднократно спотыкаясь, не разбирая в темноте ступенек. Затем мы немного посидели на скамейке курортного бульвара, послушали музыку в исполнении гитары и флейты, после чего пошли домой.

Следующий день был не столь интересным, сколь важным днем: мы переезжали на гору Шат Жат Маз. Перед отъездом мы посетили музей филармонии, в котором мне очень понравилось, в особенности картины. После музея я побродил по городу, хорошо поел в сосисочной и пришел домой. Приехала машина, мы в нее погрузились и поехали. Наш путь длился около часа, причем последнюю треть пути мы передвигались в облаке. Приехали, выгрузились, поселились. Взрослые (Обухов, Галина Юрьевна, Кролик и Настя) поселились в первом корпусе. Во второй корпус определили восьмиклассников (Рома, Надя, Оля и Маша) в большую комнату, а меня с Игорем Ивановичем и его дочкой Женей в маленькую. Поскольку к моменту нашего приезда облако с горы не снесло, то все сидели и собирали два PUZZLE-а, которые успели приобрести Рома и Галина Юрьевна перед отъездом на гору. Так вечер и прошел. Поужинали и легли спать.

На следующее утро была превосходная погода - ясное небо и солнце. Первыми проснулись и встали я с Игорем Ивановичем и ломанули на ближайший бугорок, находившийся примерно в двухстах метрах от корпуса и загораживавший пейзаж, состоявший из Эльбруса (с горы Шат Жат Маз видна его северная сторона) и небольших сопочек и ущелий, располагавшихся у подножья пятитысячника. Всю эту красоту мы засняли на камеру и фотопленку, и пошли назад. К тому времени проснулись «взрослые» и Обухов с Кролом рванули на тот же холмик.

Позавтракав, Галина Юрьевна с Настей устроили ревизию продуктов, Игорь Иванович занялся своими картинами, а я пошел гулять, пока облако опять не накрыло эту горку. Гулял я чуть больше часа (может быть, и не «чуть»). Причем сначала я решил идти на север до края плоской вершины горы, но это расстояние оказалось слишком велико для полуторачасовой прогулки, да и делать там было нечего. Поэтому я пошел в южном направлении (к Эльбрусу), нашел там небольшой хребет, радиально отходящий от плоской вершины, и решил по нему прогуляться. На этот раз я видел орла на свободе, парившего примерно в пятидесяти метрах от меня.

Пришел я где-то в полвторого, как раз к лекции, которую нам обещал один сотрудник ИФА. Лекция была не столь научная, сколь общепознавательная. В лекции говорилось о слоях атмосферы, о распределении температуры в этих слоях, ну и, конечно, о том, чем занимаются люди на этой базе. Потом нас сводили в вагончик, где нашему вниманию были представлены счетчик, показывающий содержание озона в локальной области, и компьютерное управление прибором, выясняющим количество озона в атмосфере.

После обеда было немного скучновато: налетели облака и накрыли весь поселок и все вокруг. Кто-то собирал PUZZLE, кто-то слушал музыку, кто-то химичил на кухне... Но это продолжалось не очень долго: Алексей Сергеевич объявил первый тур литературного конкурса и я принялся писать то, что у вас лежит перед глазами. Только на момент зачитывания всевозможных творений народа я успел написать далеко не все - я дошел до момента отъезда из Кисловодска на гору Шат Жат Маз. Но, тем не менее, я все-таки зачитал то, что успел. Причем это был не просто литературный конкурс - без произведения не выдавалось вареников, которые любезно приготовили Галина Юрьевна с Настей. Поэтому, после того, как было объявлено последнее условие конкурса, все кинулись сочинять и творить.

Откушав вкусных вареников с чаем, немного прогулявшись, растерев мазью Игоря Иванович, который страдал простудой, я лег спать.

Сегодня, двадцать четвертого августа первым проснулся Игорь Иванович в шесть часов утра и рванул на сопку снимать утренний Эльбрус. Я проснулся чуть позже. «Взрослые» проснулись еще позже. После завтрака мы пошли на экскурсию по телескопам, где одна тетенька прочла нам лекцию про солнце: про пятна на солнце, солнечную корону, магнитные бури и сводила нас на телескоп. По окончании экскурсии речь зашла про последнее затмение, для наблюдения которого была организована поездка в Читинскую область нескольких групп, в одной из которых был я. Тетенька сказала, что в поселке присутствует один из членов второй группы, (я был в первой) и зовут его Андрей. В это время мимо телескопа, куда нас водили, как раз проходил этот Андрей. Я его сразу узнал. Мы радостно поздоровались, пожали друг другу руки. В это время подошел Леша Обухов. Андрей вспомнил его, так как видел в Читинской области. Мы разговорились, он показал, где живет, мы показали свое место жительства, Андрей любезно сводил нас на «большой коронограф» - телескоп, исследующий строение солнечной короны и всяческих явлений, связанных с ней. Потом мы вместе пошли к нам в корпус, долго говорили с Игорем Ивановичем, который занимался своей картиной. Говорили мы около часа, может, больше. Потом Андрей предложил мне прогуляться, мы немного побродили, он мне подсказал хорошую идею для фотокадра, которую я воплотил в реальность на следующий день. На обратном пути мы зашли к нему в общежитие - огромный дом, в котором он живет один! Однако было время обеденное и я отправился к себе.

После обеда делать было нечего - меня прошибла жуткая скука, и в сочетании с небольшой примесью лени она создавала ощущение какой-то расхлябанности. Это ощущение усиливалось тем, что творилось вокруг: кто-то собирал PUZZLE, кто-то спал, а кто-то просто дурью маялся... Так наступил вечер, мы поужинали, и я лег спать.

Этим утром я спал жутко долго - аж до половины десятого - кошмар! Встал, умылся, позавтракал. Сегодня планировалось идти в долину нарзанов, и после завтрака все стали собираться, за исключением Игоря Ивановича и Оли - они отказались идти. Сборы оказались на редкость долгими, и только к полудню мы тронулись. Шли мы долго, несмотря на то, что вниз. Наконец, добрались до первого нарзана. Там сделали привал, Женя съела бутерброд (так как не отличалась особой выносливостью, и потому устала), и мы пошли дальше, и где-то минут через сорок мы были около одного из многочисленных источников нарзана. Те, кто рассчитывал на купанье, разочаровались: река сильно обмелела. Мы прошлись почти по всем источникам, вернулись к тому, с которого начинали, пообедали и тронулись в обратный путь. Назад мы шли уже не тропами, а по дороге. Я, почувствовав прилив энергии от обеда, рванул вперед и стал постепенно увеличивать отрыв от группы, которую замыкал Крол и Обухов. Мне казалось, что идти по дороге вверх было легче, чем прыгать по скалам вниз.

Пришел домой я первым. Минут через десять пришла Маша, а еще минут через десять-пятнадцать пришли Галина Юрьевна и Настя. Время было уже позднее, Галина Юрьевна сготовила ужин, к которому подошли отставшие. После плотного ужина все стали играть в мафию, сопровождавшуюся бурными и громкими дискуссиями, в которых участвовали почти все. После игры все разбрелись по комнатам (Настя это сделала на пятнадцать минут раньше остальных в связи с ее больным животом). Восьмиклассники сразу легли спать, что меня очень удивило, «взрослые» еще не спали: Настя страдала от коликов в животе, Алексей рисовал, Кролик сидел и что-то делал, а Галина Юрьевна ходила по дому и тоже что-то делала. Ну а в нашей комнате все было спокойно: Игорь Иванович вспоминал и записывал сказки, Женя засыпала, а я писал этот дневник.

На следующее утро, 26 августа, погода была не из лучших. Наблюдение Эльбруса на рассвете обломилось. День был не радостным, но, тем не менее, Алексей Сергеевич Обухов поднял всем настроение конкурсом рисунков «на фразу». «Фраза» состояла из первых трех строф стихотворения «Демон» М. Ю. Лермонтова. Поэтому, сразу после завтрака все принялись рисовать. Рисование это продолжалось примерно до обеда. После обеда было немного скучновато, но время пролетело быстро. Сеанс игры в мафию начался как всегда, после ужина, и продолжался около часа. Сразу же после его окончания все разбрелись по комнатам, в том числе и я. На этом день и кончился, и я лег спать.

Сегодня, 27 августа, мы уезжали в Кисловодск. Завтрак, на радость, был ранний. После завтрака все резко засуетились. Галина Юрьевна мыла полы, прежде подметенные мной, Игорь Иванович собирался, восьмиклассницы с Женей «заботились» о щенках. Затем наступил обед. Он прошел так же суетно, как и все, что происходило до него. Сразу после обеда нами была прослушана лекция начальника Кисловодской базы ИФА Араба Якубовича, после которой мы еще долго беседовали. А в 1600 нас забрала машина, мы удачно приехали в общежитие в Кисловодске, и я пошел на прогулку. После ее окончания я поставил мат электронному «Каспарову» на третьем и четвертом уровне и затем съел яичницу, которая была на ужин. Через некоторое время наступил второй ужин, который я мимо рта не пропустил (по-моему, его никто мимо рта не пропустил!), и, спустя немного времени, наша комната заснула.

28 августа - день отъезда. В этот день я совершенно не выспался в связи с тем, что никто не решился разбирать свой рюкзак и доставать оттуда коврик и спальник, и все решили спать в креслах. Было жутко неудобно, и в какой-то момент мне это надоело - я встал, достал книжку и пошел читать. Читал я около получаса, дольше не получилось - глаза закрываются. Пошел поглядеть, что на улице. А на улице появлялись светлые блики, предвещавшие скорый рассвет. Было еще темно, но вскоре стало светать, я пошел прогуляться и вышел на прекрасное место, откуда был виден почти весь Кисловодск и первые лучи утреннего солнца, исходившие из-за небольшого хребта. Было очень красиво.

По моим подсчетам, было около шести утра, и я решил двигаться к дому, т.к. будильник поставили на шесть. Так оно и было. Когда я подходил к крыльцу общежития, я услышал будильник (форточка в комнате была открыта).

Все встали, поели, пошли. По дороге на вокзал я набрал в дорогу полтора литра доломитного холодного. Сели в поезд. Здесь не обошлось без приключений. Попался жуткий проводник, с которым сразу же возник конфликт, - он заявил, что стакан кипятка стоит 700 р. После долгих споров с привлечением милиции, в конце концов, проводник сломался и стал вежливым и воспитанным. Далее никаких ЧП не было. Доехали хорошо. Не опоздали.

Спасибо всем! Спасибо Алексею Сергеевичу Обухову, спасибо Игорю Ивановичу Паше, спасибо Галине Юрьевне Болховитиновой.

Спасибо всем за эту поездку!

 


Советуем прочитать
Произведения Дмитрия Сапожникова

Четвертной №5

 ©Четвертной 2002-2006