[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Надежда Гога

ОПИСАНИЕ ПЕРВОГО ДНЯ
(V Юношеских Чтений им. В.И. Вернадского)

Утро

«Чтения, чтения! Чтения! Что это такое?» - именно такая мысль вертелась у меня в голове задолго до начала самого мероприятия.

«Чтения! Чтения!» - все только об этом и говорят. Скорей бы узнать, что это.

И вот этот прекрасный, этот волнующий, этот ужасный и этот скучнейший день в моей жизни, первый день чтений Вернадского настал!

За неделю Ольга Даниловна и Надежда Владиславовна наставляли наш бесшабашный класс, серьезно говоря о том, что мы должны вести себя прилично, чтобы мы пришли прилично одетые. «Чтобы никаких там балахонов!» - сурово сказала Надежда Владиславовна. «Следите за своими словами, ногтями, одеждой и волосами» - вот такие вот железные правила мы должны были выполнять.

Вернемся к чтениям. Прийти в Д.Г. нужно было к 1000, ну что ж: будильник на 800 и спать пораньше (глядишь, к 900 проснусь). Как я ни старалась, опоздать мне не удалось. Поднявшись в гимназию, я бросила беглый взгляд на часы и успела заметить, что они показывают ровно 1000. Тут же с двух сторон меня окликнули: Лиза и Обухов Алексей Сергеевич. Решив, что с Лизиной обидой я как-нибудь справлюсь, а вот Лешу лучше не сердить, я кинула подруге быстрое «Привет» и буквально полетела в сторону своего научного руководителя. Получив нужные и ненужные Ц.У.*, я оказалась в руках Нины Ивановны, опять же с целью получить все те же Ц.У.; наконец, поняв, что от меня хотят, я получила карточку сопровождающего и мне даже удалось выпросить булавочку для нее (карточки). Уже выйдя из учительской, я вспомнила, что обещала Наталье Сошниковой поменять ее со мной. Операция удалась!! «Похоже, мне сегодня везет» - подумала я.

«Здравствуй Анечка! Привет Игорь, знаешь, теперь я вместо Наташи сопровождаю с тобой. А она с Петровым. Нас поменяли. А, Анечка, привет! Здравствуй Костик, рада тебя видеть. Пиджак тебе идет. Привет Саша! Дина, ты уже пришла? Ну здравствуй... Привет!.. Здравствуй!.. Здравствуй!.. Привет!.. Привет... привет! Рада тебя видеть!.. Ты все-таки пришла?!...!...?...» - посыпались приветствия. Это я спустилась на первый этаж, где весь народ уже столпился в ожидании делегаций. Ага, вот и первые!

«Здравствуйте, вы на Чтения? А из какого вы города? Ах вы из Няндомы! Эй, вы, Няндома чья? Ау, чья Няндома? Блин, вы лентяи ну сбегайте, посмотрите, чья Няндома! А вы пока проходите, раздевайтесь, вот тут у нас гардероб,» - это я встречаю первую делегацию. Отвела в Актовый зал, сходила в гимназию, в низ вернулась в ярости: «Хватить дурака валять, это твои, быстро мотай в Актовый зал.» Так продолжалось, пока Ольга Даниловна не позвала нас на пленарное заседание.

День

1-я часть заседания

Не буду кривить душой, скажу прямо, первая четверть (до первого 5-ти минутного перерыва) мне не понравилась. Я чуть не заснула. Вторую четверть мне не пришлось пропустить. Мой научный руководитель и главный редактор «Четвертного» Алексей Сергеевич Обухов отправил меня куда подальше, за диктофоном и кассетой:

«Иди ты, говорит, возьми интервью у Никиты Глебовича Алексеева и у Натальи Ивановны Клятовой, они в кабинете Монахова. Иди, говорит, и без интервью не возвращайся!». Я тут же пошла к Наташе, и та по своей наивности поверила, что интервью вдвоем брать надо. Вот пошли мы невесть куда, невесть зачем. Загрузили нас там по полной программе. Да еще девчонки потом рассказывают:

«Мы, мол, фильм про Кенозеро смотрели, бабушек наших видели, былое вспомнили.» Да так сочно рассказывать стали, и не было на них управы, дабы замолчали эти искусительницы. У меня уже слезы на глаза наворачиваться стали, обидно все-таки, меня там грузили, а они фильм смотрели. Ну Обухов, ну погоди!!!!!

Обед

Ладно, с обидой по поводу фильма я кое-как справилась, но на этом наша сказка не кончается. Все тот же Леша Обухов поймал меня именно в тот момент, когда я пыталась улизнуть из гимназии, и все мои мысли кружились вокруг пюре с котлетой. Дело в том, что все мои делегации в Москве уже третий раз, поэтому сопровождать их никуда не надо было, они и так знали, куда им идти. И так, как я уже сказала, мои мысли плавали в компоте, когда Леша подстерег меня где-то в районе 2-го этажа и заявил, что для одной делегации не хватает сопровождающих и мне нужно этим заняться. Я уже ринулась на поиски свободных от делегаций людей, дабы загрузить их бессмысленную жизнь сопровождением делегации. Но Леша остановил меня и, мило так улыбаясь, произнес:

«Наденька, а может быть, ты их сопроводишь?» Отказаться было невозможно, т.к. фраза имела более утвердительный, чем вопросительный характер. Ну что же, пришлось брать на себя обузу сопровождения.

Препроводив свою делегацию в «неоднократно любимый нами»** «Красный пролетарий»***, я наконец-то смогла полностью искупать свои мысли, правда, не в компоте, а в лимонном напитке, но это тоже было неплохо, ибо желудок мой уже давно начал возмущаться, почему же это его не кормят. Пока я обедаю, поговорим о моей делегации. Она была из Пскова. В ее состав входили 3 человека: научный руководитель Елена Анатольевна и два докладчика (Майя и Сергей). Жутко любопытные люди, все-то им покажи, все-то им расскажи. Сами они тоже много рассказывали, точнее с Сережей я почти не общалась, с Майей больше «о своем, о девичьем»****, а вот Елена Анатольевна много рассказывала про город, про свой предмет (экономика) и про школу. Ну вот, я уже пообедала, можно идти дальше.

2-я часть заседания

Послушала я Яншина, послушала еще кого-то, тут опять Леша подходит и посылает, опять куда подальше за диктофоном и кассетой:

«Иди ты, - говорит, - возьми интервью у Яншина. Он, - говорит, - важный академик.» И опять Наталия со мной в паре оказалась. Короче, пропустили мы и четвертую часть пленарного заседания, а ведь обидно: фильм про море показывали. Всегда любила морские и океанские глубины. Просто хлебом не корми, а дай «Челюсти» посмотреть. А там и аппетит волчий (акулий) прорежется, и можно будет не только хлебушка поесть.

Вечер

Вечер для меня состоял из спектакля***** и из подготовки к спектаклю. Второе имело место быть в 17:00 - ничего особенно не повторяли, только прочли «Амура и Гименея» и переоделись, все. Правда, из-за блузки у меня были бои с гардеробщиком. Мне удалось повесить мой наряд для спектакля (блузку и юбку) в гардероб, под номерок. После обеда я туда же повесила и куртку. По чистой рассеянности и грязной усталости я положила номерок в карман куртки, и повесила ее. Просто взять мое обмундирование мне не разрешали, а о том, чтобы залезть в карман, достать номерок и речи быть не могло. Пришлось прибегнуть к помощи все той же Наташи Сошниковой, у которой потрясающая способность уговаривать. В тот день она была просто моим ангелом хранителем. И все-таки гардеробщик умудрился слегка помять рукав моей блузки, а я ее утром мучилась, гладила. С меня 3 пота и 7 шкур сошло, пока я ее гладила, а как я ее бережно несла, охраняя от давки в метро и прочей пакости. И ни единой складочки не появилось, а тут какой-то хмырь пришел и помял! Ну не везет мне и все тут!

Спектакль отыграли как-то странно, уже после 4-го или 5-го стихотворения пошел сбой порядка, но вроде все-таки выкрутились. В целом было великолепно, и, по-моему, мы смогли создать имитацию не просто званного вечера, а живого званного вечера.

Так и не дождавшись Костика (мне с этим молодым человеком в одну сторону ехать на метро) мне пришлось ехать, так сказать, alone. Было жутко скучно, книгу я не взяла, поболтать не с кем. Скукотища! Ау-у-у!

Наконец, добравшись до дома, я позапихивала вещи в шкаф, и прямо без ужина рухнула на кровать, уснув мертвым сном. Снилась мне всякая чепуха: Елена Анатольевна как ведьма, которая кого-то ко мне привораживает; Костик, который ходит за мной, как тень; Майя, подстраивающая всякие пакости, и вся та дневная суета, которую я только что описала. Дать толкование сну я так и не смогла, бессмыслица какая-то, видно не доросла я еще до психоанализа. Прервало мои сладкие, хотя и не совсем понятные грезы в каком-то жутко интересном месте (мне бы его еще вспомнить бы) назойливое пищание будильника.

Так начинался день второй.

Примечания

* - Ц.У. - ценные указания

** - «неоднократно любимый нами» фраза Димы Святова, взятая из интервью с неформалами (Четвертной № 5) посвящена Владиславу Викторовичу.

*** «Красный пролетарий» - наша «любимая» столовая.

**** - «о своем, о девичьем» - яркий пример перехода фразы кенозерского фолькльора в фольклор гимназический. Употребляется лицами, как женского пола, так и мужского. Используется при ответе на вопрос «О чем вы это тут шепчетесь (разговариваете)?». Указывает на секретность разговора. Равнозначно выражению «кальве» (= у женщин свои секреты), хотя последнее менее популярное, и используется только лицами женского пола.

***** - Данное событие корректней было бы назвать «Литературный вечер, посвященный творчеству Пушкина А.С.».

 


Советуем прочитать
Произведения Надежды Гоги

Четвертной №7

 ©Четвертной 2002-2006