[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

ЮНОШЕСКИЕ ЧТЕНИЯ ИМЕНИ В. И. ВЕРНАДСКОГО

Евгений Калачихин

Всероссийские Юношеские Чтения им. В. И. Вернадского

Всероссийские Юношеские Чтения им. В.И.Вернадского ежегодно проводятся в стенах Дома научно-технического творчества молодежи совместно с «Донской гимназией». Эта конференция проводится ежегодно вот уже много лет подряд. В этом году Чтения несли на себе юбилейную цифру «V». Структура этой конференции такова: существует некоторое количество секций, в которых помимо комиссий и самих докладчиков могут присутствовать все желающие, а также они могут дискутировать как друг с другом, так и с докладчиком, задавать вопросы, выяснять те или иные факты.

Больше всех меня заинтересовала секция «Экология и общая биология». Руководитель секции – О.Д.Калачихина. Комиссию, к сожалению, точно назвать не могу, хотя нескольких человек – пожалуйста: А.В.Сиротинский, Е.В.Высоцкая.

Давайте заглянем сюда и посмотрим, как тут обстоят дела. Основными проблемами в докладах ставились, на первый взгляд, простые и банальные для нашего времени темы: засорение центральных рощиц городов, размножение рыб в местных речках, жизнь бабочек на скверах и полянах и т.д. Казалось бы, все это уже давно и без них изучено, и что для человека нашего времени это уже отнюдь не проблемы, а, так сказать, «часть жизни». Человек смирился с тем, что он живет в мусоре, вокруг него все живое умирает, неживое – разрушается, а он принимает это как должное. Однако в докладах выступавших было ярко видно, что они не только не хотят мириться с этим, но и прикладывают все силы, чтобы это хотя бы не продолжалось и не распространялось, а лучше – совсем прекратилось. Для каждого выступающего здесь своя роща, речка, озеро, поляна является целым миром, за состояние которого он чувствует огромную ответственность. И их доклады были созданы, как думается, не для того, чтобы показать себя, все не так просто, как кажется на первый взгляд. Люди приезжают сюда совсем не за этим, «выпендриться» можно и в другом месте, приезжают даже не за грамотами… Да, разумеется, грамота и попадание работы в сборник играет какую-то роль, но отнюдь не главную. Под легким, почти незаметным прикрытием курсовой работы, люди приезжают сюда обсудить проблемы волнующие их больше всего. Эти проблемы являются для них неотъемлемой частью их жизни. И здесь, на Чтениях им. В.И.Вернадского, они могут поделиться этим с людьми со сходными интересами, пообсуждать ту или иную проблему, может быть, даже найти соратников и друзей.

Вот и все, вкратце, что происходило на Чтениях им. В.И.Вернадского, на секции «Экология и общая биология».

 

Дмитрий Шкляров

Описание Донской Гимназии после проведения основной части Чтений им. В.И.Вернадского

Это сочинение я начинаю писать в абсолютно жуткой, мягко говоря, не подходящей, для этого обстановке. Все все время бегают туда-сюда. То и дело слышны обрывки предложений: «Когда же приедет Леонтович?» – «Где же обложки?» По коридору бегает крошечный ребенок Леонтовича, которому явно некуда деться. Только что пришла его мама и начала его кормить в учительской. Его горшок стоит под столом директора. Сам Леонтович в типографии, с которой снова возникли какие-то проблемы. Помещение 9-го класса завалено бумагами, буклетами, сборниками работ и небольшой типографской техникой. Время от времени к переплетному аппарату подходит падающий с ног Митрофанов и начинает переплетать следующие горы сборников работ. На самом деле, с ног валятся буквально все, но на нем это особенно заметно.

Чтобы узнать общее впечатление учителей от того, что Чтения закончились, я провел небольшой опрос всех, кого смог найти и заставить оторваться от работы. Все эмоции Митрофанова выразились в фразе: «Я, наконец, смог немножко поспать!» Как я понял из объяснения всех остальных, за последнюю неделю он спал три часа. Еще я из него смог выжать только то, что было гораздо больше работ, чем обычно, и что их общий уровень ухудшился.

Сидевший рядом и курящий Александр Сергеевич Саввичев отметил противоречивость пользы, так как, несмотря на очевидную положительность Чтений, из-за них все нарушается, занятия прерываются, педагоги выбиваются из колеи, из учеников никто ни к чему не готовится. Но зато после окончания Чтений есть время для настоящей качественной релаксации.(Эти слова он произнес так, что было понятно, что он сильно ждет этой релаксации). Он подчеркнул, что очень рад, что все закончилось.

Надежда Владиславовна Свешникова сказала, что испытывает такое чувство, будто ее выжали. До этой ночи она не могла спать из-за напряжения. Но, с другой стороны, она еще раз убедилась, на сколько помогает друг другу преподавательский коллектив.

Нина Ивановна Вилл долго объясняла, насколько хорошие и добрые люди в российской провинции. Она сказала, что в ее секции все работы из московских школ сильно проигрывали работам из глубинки. Она была на неделю оторвана от семьи. По ее мнению, за то время, пока Чтения проводятся, они намного выросли, стали серьезно восприниматься.

Татьяна Владимировна Львова на полминуты оторвалась от работы в 317-й комнате, сказала три предложения и обратно погрузилась в работу. Привожу дословно: «Хорошо, что Чтения проводятся, но вот как они проводятся… Есть свои достоинства и недостатки. Конечно, всегда устаешь, но это приятная усталость». По-видимому, имелось в виду, что ей приятно уставать в данном случае, так как я не думаю, что Татьяна Владимировна только и мечтает о том, как бы ей поскорее и побольше устать.

После десятиминутного ожидания я смог поговорить с Еленой Моисеевной. Сначала она немного поругала наших ребят из гимназии, а потом в течении 7-ми минут говорила что-то биологически-геологическое, чего я не понял, и сделала из этого вывод, что у наших ребят наблюдается дефицит интереса к основам наук, без которых нельзя делать какие-то исследования и тому подобные вещи. Еще она сказала, что хорошо, что все кончилось, ведь все устали, нарушился график работы, но все-таки это был своего рода праздник.

За время моего разговора с Еленой Моисеевной наконец-то приехал Леонтович. Главное его впечатление от Чтений – то, что мы связались с идиотской типографией. Он отметил, что, в общем, народ более интересный, чем в прошлом году. Он высказал большую радость, что Чтения заканчиваются, так как наконец он выспится.

Все продолжают бегать и суетиться, но чувствуется, что основное напряжение преподавателей, державшееся последние дни, уже спало. Постепенно обстановка стабилизируется. Следующая неделя уже будет нормальной.

Александр Ларкин

«Прав был Вернадский!»

Огромное количество впечатлений, постоянное желание сравнивать мнения самых разных людей и, конечно, свое собственное - это то, что осталось от чтений им. Вернадского.

Гимназия жила в эти дни очень странной и необычной жизнью. Бросался в глаза контраст: усталые невыспавшиеся лица администрации, мечтающей о минуте отдыха, и молодые сияющие лица участников, ожидающих своего выступления.

Наиболее интересными выступлениями участников и ученых оказались те, которые не совпадали по своей основной идее с мировоззрением слушателей, именно они подогревали дух аудитории. Один из моих соседей периодически возмущался: «Здесь этот академик неправду говорит, я с ним не согласен!» или «Прав был Вернадский!» Именно такие неординарные выступления заставляли слушателей глубоко задуматься о чем-то совсем новом, с чем еще предстоит согласиться или что еще предстоит понять.

Не знаю, много ли таких людей, как я, но у меня осталось ощущение нехватки секций точных наук. Плавание куда-то к берегам Атлантиды в докладах некоторых выступающих сбивало с обычных логичных рассуждений и оборачивалось потерей внимания аудитории. Очень многих преследовало чувство бесполезности тех или иных работ, от этого чувства приходилось отбиваться. Лично мне после своего выступления несколько раз по просьбе тех слушателей, которые еще способны были что-либо соображать, тоже пришлось отвечать на вопрос: «Кому нужна твоя работа?» - «Мне», - радостно парировал я и углублялся в ответ на смысловые вопросы по теме доклада.

Дмитрий Кузнецов

«Ученики активно участвуют в организации этого хаоса»

Чтения имени Вернадского - это, прежде всего, полная суматоха и неразбериха, особенно в этом году. Такое большое количество делегаций, естественно, порождает массу проблем. Основная тяжесть ложится, конечно, на плечи наших учителей. Но и ученики активно участвуют в организации этого хаоса.

Я не могу писать сочинение ни о пленарном заседании, ни о работе моей секции, - потому что я там не был, ни о моей делегации – потому что ее не было тоже. Просто-напросто я не был нигде, о чем, конечно, очень сожалею!.. Из всего разнообразия научно-исследовательских работ я познакомился только с двумя – своей собственной и еще одной девочки, выступавшей передо мной. Все время я провел в гимназии, занимаясь разными делами, которые поручали мне делать учителя: то я ксерил какие-то программки, то распечатывал наклейки, то упаковывал «подарочные папки» для гостей и участников Чтений.

Немного я все-таки успел приобщиться к научной работе - прослушал несколько докладов на секции биологии. Несмотря на то, что я почти ничего не понял, так как сидел далеко сзади, меня поразило то громадное количество материалов, которое представляли некоторые выступавшие: там было так много таблиц и иллюстраций, что работы скорее смахивали на стендовые. Еще одной особенностью докладов моей секции (секции биологии), судя по рецензиям Ольги Даниловны и моим собственным впечатлениям, было их однообразие. Все выполняли одно и то же исследование: подсчитывали количество птиц и растений, поэтому, прослушав один доклад, можно было сказать, что прослушал все. Таким образом, я могу сказать, что я в курсе работы секции.

Но это было краткое лирическое отступление. А сами Чтения, как уже говорилось, состоят из полной неразберихи, а также из непрерывного движения мускулов и мысли. Вот Саша Л., наверно, полчаса таскал по всем секциям какой-то компьютер, который кому-то был нужен… В общем, полный бедлам. Может быть, если бы не только учителя занимались организацией конференции, но и учеников привлекали бы к этой полезной деятельности (точнее, если бы ученики предлагали свою помощь), чтения прошли бы более спокойно. Я считаю, что научная деятельность не должна соприкасаться с дезорганизацией, имевшей место на конференции. Также мне кажется, что ученики во время чтений ни в коем случае не должны находиться в пределах Гимназии, как было со мной, потому что этим они только увеличивают неразбериху и хаос.

Возможно, столь критическое отношение к Чтениям и к секции биологии у меня породило мое собственное невезение: в гуманитарных секциях мне не хватило места, а в естественнонаучных мне было не очень интересно, так как я биогеохимик. На других секциях было, надеюсь, гораздо интереснее, чем на моей.

Чтения имени Вернадского открывают таланты среди подрастающей смены. Я не буду говорить, кто талантливее, - мы или они. Только я уверен, что те, кто сейчас всего лишь пишут небольшие исследовательские работы, в скором времени полностью перевернут и без того уже шатающийся мир и внесут большой вклад в ноосферу.

Наталья Сошникова

А голова идет кругом…

Я смотрю на часы. Время - 10.20. «Господи, опаздываю уже на двадцать минут», - подумалось мне, когда я вихрем слетела по лестнице с третьего этажа на второй. Работа секций идет, прочитано, наверно, уже по одному докладу. А главное, секция по истории, этнографии и фольклору уже закрыта. Придется ждать, пока закончится обсуждение услышанного.

Я присела на корточки, прислонившись к двери. Сколько же случилось за последние полтора-два дня. Нескончаемые потоки информации окружают тебя, и ты просто тонешь в водовороте событий, фактов, новостей… Чтения имени Вернадского! Подобного я нигде не видела. А сколько ажиотажа было перед ними. Все учителя бегали, суетились, пытались что-то сделать. А наш девятый класс полностью завален бумагами и заставлен коробками. Да уж, подготовка прошла просто колоссальная. Но и на нас (бедных, несчастных и умных граждан ДГ) нагрузили просто уйму всего. Помимо того, что некоторые наши герои и героини сами выступают с докладами, мы должны выслушивать доклады приезжих делегаций (но не скрою, что это даже очень приятно, так как повысить свой уровень интеллекта настолько быстро можешь не каждый день, а пообщаться с академиками доводится и того реже). А после всего этого надо еще будет написать и отчет-сочинение о проделанной тобой на Чтениях работе.

С одной стороны, устаешь на Чтениях больше, чем от обычного гимназического рабоче-учебного дня. Но с другой стороны, есть шанс познакомиться с умными людьми, приблизительно одного с тобой возраста, интересующимися схожей с твоей работой. Ты можешь увидеть своих товарищей и друзей в новом «научном» свете. И мне было уже настолько наплевать, что мои подруги пошли на другие секции, главное, что я была там, где мне интересно. И вот сейчас по досадной случайности я опоздала. Что-то они там больно долго сидят, пожалуй, стоит зайти на секцию-соседку по экологии и биологии (так она, кажется, называлась). Дверь открыта. Ольга Даниловна ждет всех желающих у себя на этой секции. Захожу тихонько, аккуратно сажусь у двери на лавочку, идет доклад, оглядываюсь…Ха, видимо друзья сатанисты-неформалы тоже увлекаются экологией. Хотя странно, что раньше я в них этого интереса не замечала. Наверно, все-таки я ошибалась. Бывают же крутые крутые изменения в жизни. Молодой человек, рассказывающий про карпов просто млеет от этих рыб. Интересно, а как он относится к ним в жареном или вареном виде? Но таких вопросов, естественно, никто не задавал, люди-то серьезные. Тогда у меня возник другой вопрос: «А проводились ли исследования по другим видам рыб в данном водоеме?» Жаль, правда, что задать мне его не удалось, помешали проявить живую реакцию культурного обсуждения доклада друзья-сатанисты. Еще немного посидев, послушав об экологических проблемах Соловьиной рощи, я решила не предавать любимую историю и вернулась в свою секцию. На сей раз меня пустили. Усевшись в уголке, я попыталась вникнуть в смысл слов выступавшего. Доклад был о периодике Пермской губернии. Девушка исследовала старые выпуски, и на этой основе сделала кое-какие заключения. Если честно, то мне очень понравилось, и я даже немного ей позавидовала: «Надо же, такая интересная тема». И почему про каждый доклад хочется узнавать все больше и больше, дискутировать, а время так ограничено? Доклады были здесь не менее захватывающие, чем в экологической секции, жаль, что нельзя побывать везде сразу.

Похоже, я ошибалась, второй день был не менее волнующ, чем первый. Хотя пленарное заседание, по-моему, было немного скучным, За то у меня был прекрасный шанс поговорить с академиками с глазу на глаз. За это спасибо «Четвертному», что обеспечивает такой работой. Интервью с научным руководителем ДГ Н.Г.Алексеевым меня просто потрясло. Он – методолог и начал нам с Надей Гогой объяснятьчто-то, связанное с его деятельностью. Признаюсь, что осмыслила, высказанные им гениальные мысли только на второй день Чтений, правда, я все аккуратно записала на диктофон, и при с желании его речь можно будет услышать еще раз. Он расценивал нас как взрослых людей, открыто вступал в дискуссию, честно интересовался нашим мнением по тому или иному вопросу, который мы задавали. Раньше я и не подозревала, что есть такой специалист как методолог (ну вообще-то догадывалась, но…) Хоть я и знала, что он опытнее, умнее меня, но в разговоре этого даже не почувствовала. Ко мне относились как к человеку, к коллеге, к равному. (Это присутствовало на всех Чтениях и очень помогало сблизиться с окружающими и полноценно работать.) Интервью с академиком Яшиным тоже было не менее плодотворно. Я не хочу и не буду говорить о его заслугах, но повторюсь, что не каждый день можешь поговорить с академиками.

Ну, вот приблизительно и все. Чтения имени Вернадского подходят к концу, и скоро все разъедутся по своим городам, чтобы до следующей всречи подготовить не менее интересные работы, провести год в новых исследованиях и заботах,а затем встретиться, поделиться этим , испытать радость от сознания того, что твоя работа многим нужна и на всю жизнь запомнить эти первые робкие шаги в мире науки, где ждет еще много неоткрытого и неисследованного. В добрый путь, господа!

Николай Валетов

Отношения гимназистов с приезжими подростками и их руководителями

Проведение Чтений им. В.И.Вернадского в Донской Гимназии перевернуло обычный ход событий и поставило всех, от педагогов до 9-классников «на уши». Во вторник много делегаций по известным только им причинам утаивали от нас, откуда они приехали, и к обеду половина «кураторов» не знала в лицо никого из тех, кого они должны были сопровождать. К вечеру между приезжими подростками и нами установились более или менее дружеские отношения. На следующий день перед докладами тоже все было хорошо, но через два часа во всех пробудилась какая-то нервозность. Приезжие перестали обращать внимание на сопровождающий и, отталкивая своих сверстников, начали суетливо куда-то бежать. А самым неприятным было то, что в секции «Геология и ландшафтоведение» после того, как объявили доклад Попова и Пермякова, встала одна из руководительниц и нагло заявила, что гораздо лучше и приличнее было бы представителей Гимназии выслушать последними, а такой график выступлений дискредитирует ее докладчиков, заставляя их выступать предпоследними.

Некоторые из приезжих парней, наверное, в силу их хорошего воспитания, предложили нашим гимназистам отметить новое знакомство. Я считаю, что это остается немаловажной проблемой. Конечно же, я думаю, что все дело не только в приезжих. Посидев четыре часа на «Геологии» я сам стал немного раздражителен. Ведь, отбирая работы для устной защиты, невозможно ничего узнать об авторе, кроме его имени и фамилии. С моей точки зрения, не надо выделять всего один день для защиты. Мне кажется, что если посидеть три часа в душном помещении, изредка вставая, чтобы задать вопрос, то можно сильно пошатнуть свою нервную систему. И все-таки, на фоне этого негатива есть хорошая светлая сторона. Я много разговаривал с представителями делегаций из Снежинска. Узнал об их городе, об их школе и о них самих.

Все-таки, я не уверен, есть ли хоть один человек в Гимназии, который остался недоволен этим мероприятием.

Сергей Махотин

Чтения имени В.И.Вернадского

Я долго думал о смысле Чтений им. В.И.Вернадского. Для большинства моих друзей Чтения – повод не быть на уроках. Я думаю, что мало кто из них относился всерьез к ним. Когда я пришел в эту школу, Чтения казались мне одним из поводов повысить свой авторитет.

У многих людей на этих Чтениях очень мало времени для оценки всего происходящего. Докладчики готовятся, организаторы заняты своими хлопотами. До сих пор не могу понять, как относятся к этим Чтениям люди, которые «косвенно» обязаны сюда приходить, например, мужчина из Думы. Но были и люди, в которых было видно небезразличие. Также, мне тяжело понять отношение приезжающих сюда делегаций. С одной стороны, им интересно послушать другие доклады, сравнить их со своими работами. С другой стороны, это повод приехать и показать себя.

Посетив несколько секций, я решил, что делятся они на две группы. В одних секциях докладчик при выступлении выделялся из общей «машины» вставая против нее и отбиваясь. В других же секциях это «машина» ждала докладчика, так как он становился «движущим звеном» этой «машины». На секции «Геологии», как и в некоторых других, были личности, занимавшиеся непонятным мне делом. Там присутствовала женщина, пытавшаяся сама проводить заседания. Она задавала вопросы странного типа, направленные в целом на «потопление» докладчиков.

В общем, прошлые Чтения мне понравились больше, чем эти, хотя только на этих Чтениях я понял их смысл.

Олег Синицын

«До этого я никогда не принимал участия в конференциях»

Я не так давно учусь в ДГ, но уже привык, что здесь все не совсем так, как в обычной советской школе, в которой я учился до этого. Одним из приятных открытий, сделанных мной в стенах гимназии, стали Чтения имени В.И.Вернадского. До этого я никогда не принимал участия в конференциях такого масштаба и поэтому не вполне был осведомлен о том, что будет происходить здесь, но то, что я увидел мне понравилось и очень меня увлекло.

Меня приятно удивили и поразили несколько моментов, связанных с Чтениями. Во-первых, - это организация. Конференция происходила на очень высоком уровне и была прекрасно продумана вплоть до самых мелочей (например, таких, как визитки участников и сопровождающих). Во-вторых, - это сами участники конференции. Они, в большинстве своем, не производили впечатления провинциалов, видно было, что они отнеслись к Чтениям очень серьезно (может быть даже слишком). В-третьих, меня удивил уровень работ, представленных на секции геологии (про остальные не говорю, потому что не видел).

Из 11 докладов, представленных на секции геологии, 2 принадлежали ученикам ДГ. Выступления эти были подготовлены и изложены очень грамотно, но это и понятно: с гимназистами занимался преподаватель высочайшего уровня. Особенно меня порадовало сообщение Дмитрия Стрелецкого. Дима легко и свободно ориентировался в материале и превосходно представил свою курсовую работу. Он ответил абсолютно на все вопросы комиссии и слушателей. Зная его около полугода, я и не подозревал, что он так хорошо знает геологию. По сравнению со всеми остальными отвечающими он был на порядок выше. Позади меня сидел какой-то именитый ученый, так вот я подглядел оценки, которые он поставил Стрелецкому: 7, 7, 7, 7, 7 и это в то время, как у остальных выступавших преимущественно были оценки в 5, 6 изредка – в 7 баллов.

Не считая доклада Димы, мне особенно понравились доклады Копытникова М. из Томска «Мониторинг по железу питьевых источников Томской области», Кривицкого А. из Мурманска «Физико-химическое взаимодействие в системе NiSO4-Na2SO3-H2O», в котором рассказывалось о новом способе утилизации при помощи диоксида железа, что является инновацией в этой области, и Сийдра О. из Санкт-Петербурга «Рентгенографическая диагностика марганцевых минералов» о новом месторождении марганца на Урале.

Петр Костин

«Это непередаваемо!»

Вчера был второй день работы Чтений имени В.И.Вернадского.

Я вошел в гимназию, было пусто, только шумел ксерокс, за которым стоял Митя и ксерил программки… Я решил понаблюдать, как ведут себя гимназисты-докладчики до выступления. Мои наблюдения показали, что, как правило, мои одноклассники, хотя и волновались, но вели себя спокойно, особенно те, кто выступал второй, а то и третий раз. Некоторые из них не появлялись на секциях до своего доклада, дабы успокоиться, сосредоточиться и хорошо выступить.

Затем я отправился на секцию «Геология, ландшафтоведение и химия природных сред». Когда я вошел, докладывал Дима Стрелецкий. Он рассказывал об изучении конкреций сульфида железа из углей каменноугольного периода Подмосковного бассейна. Мне очень сложно объективно оценить эту работу, ровно как и другие работы по геологии, представленные нашими гимназистами. Думаю, что и Елене Моисеевне тоже было непросто объективно оценивать «своих».

На секции очень интересно было наблюдать, как после выступления начинали задавать вопросы. Задавали их, в основном, руководители, и иногда возникал прямой диалог нескольких руководителей друг с другом, продолжавшийся по несколько минут, при этом сам выступавший отходил на задний план.

Из представленных на секции работ мне особенно понравилась работа Миши Копытникова из Томска, посвященная обследованию родников его родного города.

Самое забавное во вчерашнем заседании секции «Геологии, ландшафтоведения и химии природных сред» было выступление Саши Ларкина об «Алгоритме уплотнения информации». Очень было смешно смотреть на геологов и химиков, которые слушали выступление по информатике и ничего не понимали. Как сказала Елена Моисеевна: «Это непередаваемо!», - то же я могу сказать и про все Чтения имени Вернадского.

Дмитрий Стрелецкий

Работа на секции «Геология, ландшафтоведение и химия природных сред»

Вот уже 5-е чтения имени В.И.Вернадского проходят в Москве. Я был как на этих, так и на двух предыдущих Чтениях, и могу с уверенностью сказать, что их уровень заметно возрос, особенно это проявилось в работе секций, об одной из которых я и хочу рассказать.

Итак, представьте себе кабинет 11-го класса, до отказа забитый людьми, делящимися на две рассредоточенные группы. Первая – это элегантно одетые молодые люди и девушки, а также жюри. Вторая, выделяющиеся на этом официально-сером фоне, - это группа гимназистов, постоянно бегающих и что-то ищущих.

Ну вот, работа начинается, и все, или почти все, усаживаются. Елена Моисеевна объявляет первый доклад: «Стратиграфия и палеонтология», - или что-то в этом роде. Выходит девочка и по бумажке начинает читать доклад. Скучно. Вместо ответов на вопросы скорчивает лицо и, промолчав пару минут, отвечает на вопрос односложными фразами: «Не знаю. Не исследовали», - и т.д. Вообще, скучных докладов из одиннадцати представленных было, на мой взгляд, только три. Скучными доклады казались не из-за выбранной темы, а из-за стиля докладчика.

Я раздели бы работы на несколько групп: заказные, практические и исследовательские. К «заказным» я отношу работы, которые сделаны на заказ. К «практическим» - исследования, направленные на улучшения жизни. К «исследовательским» я отношу работы, не имеющие конкретного применения и проведенные для отработки каких-то методик изучения чего-то. Хотя уровень большинства работ был достаточно высок, две работы поразили меня совершенно. Одну из них представлял мальчик из Петербурга. Тема его работы была «Рентгенографическая диагностика марганцевых минералов». Специфика работы была в том, что она была проведена практически без участия научного руководителя. Целенаправленное исследование малоизученных месторождений дало ошеломляющие результаты. Анализ образцов показал 60-ти процентное содержание марганца в рудах. Как вы, наверное, знаете, Россия испытывает сильную нехватку этого металла, и открытие таких месторождений очень важно. Так вот, больше всего меня в этой работе поразило то, что ребенок, исследуя свои образцы, наткнулся на такое месторождение государственного значения. Вторая работа поразила меня тем, что ребенок разработал принципиально новый способ утилизации сернистых газов, который уже успешно применяется в Мурманске.

Вообще, уровень работы секции был очень высокий, а дискуссии очень интересные.

Александра Ломакина

«На других посмотреть и себя показать»

Второй день Чтений. Утро. В ДНТТМ полная неразбериха. При входе Татьяна Борисовна никак не может найти пакет, предназначенный для делегации из Магадана, она нервничает, очередь к ней растет. Поднимаюсь в Гимназию бросить куртку. Там тоже бродят отчаявшиеся, с испуганными глазами делегаты, - не могут найти секцию краеведения. Мимо них с ветерком проносятся люди. Сняв куртку, спускаюсь вниз встречать делегацию из Томска. Не дойдя до первого этажа, встречаю все тех же грустных краеведов, отвожу их в секцию фольклора. Пробиваясь сквозь толпу людей с камерами, футлярами для плакатов и просто острыми локтями, я наконец добираюсь до первого этажа, отвожу своих делегатов в секцию ландшафтоведения. Теперь в секцию фольклора…

Описала я все это для того, чтобы можно было понять, какое впечатление на меня произвело начало Чтений, на которых я присутствовала впервые. Мне казалось, что эта масса народа не может не только представить какой-либо увлекательный научный доклад, но даже не может точно понять название своего собственного труда. (Но это, наверно, потому, что я сама их понять не могла).

Итак, секция фольклора. С самого начала мое мнение ничто не изменило: две секции в одной комнате, опаздывающее жюри, ну и так далее. Первая выступающая – наша гимназистка Лида Легоцкая - очень волновалась, говорила тихо, поэтому казалось, что она сама стесняется того, о чем говорит… Но дальше, дальше пошли такие интересные доклады, что я даже не заметила, как подошло время перерыва. Конечно, многие очень волновались, и от этого их выступления много потеряли, но все равно было очень интересно и понятно, что была проведена большая работа. Вот это-то меня и поразило больше всего – то, какое количество времени, усилий, а, главное, энергии и желания было затрачено на подготовку этих выступлений. Я сидела и слушала, и мне казалось, что каждый из выступающих очень заинтересован в теме своего доклада. Некоторые из докладчиков просто вызвали во мне зависть. Я знаю, что не могу работать с такой энергией и самоотдачей… Но ведь в этом-то и вся прелесть Чтений: на других посмотреть и себя показать. Теперь я, по крайней мере, понимаю, что такое действительно хороший доклад и по-настоящему состоятельная защита.

Еще хочу отметить, что секция фольклора была по сравнению с остальными очень дружной и доброжелательной. Я сама была всего лишь в одной из других секций, но многие говорили, что докладчиков не жалели нигде. У нас же Надежда Владиславовна, жалея измученное жюри и докладчиков, отводила вопросы чересчур профессионального характера.

Честно говоря, я была худшего мнения о научной деятельности в провинциях. Но как я была не права! Ребята проделывают огромную работу, и я рада, что смогла их услышать. В нашей семье есть девиз: «Учись всему, чему только можешь научиться». И хотя я не всегда ему следую, но на Чтениях я узнала огромное количество интереснейших вещей. Я даже не подозревала о существовании Шории, никак не думала, что «Пермские Губернские Новости» такая интересная газета. Кстати, девушка из Перми, по-моему, уже вполне могла бы писать статьи для молодежных журналов. Еще одно, что было для меня внове: многие из докладчиков краеведческой секции очень заинтересованно занимались изучением истории и быта своего родного поселка или города. Москву изучали все, кому не лень, нам остается лишь выучить и запомнить, хотя всегда можно найти и интересный неизученный момент. Но ребята, писавшие доклады по истории своей малой родины, были, в своем роде, первопроходцами.

Не знаю, у кого как, но у меня было ощущение, что мне рассказывают не научную работу, но художественный рассказ, даже сказку. Точно, было похоже на вечер сказок, только сказок из жизни. Я не знаю почему, но именно такое ощущение у меня осталось. И казалось, что все докладчики – актеры, нанятые для того, чтобы разыграть меня и заставить поверить в то, что они - простые школьники. Я думаю, Вернадский не постыдился бы назвать их своими последователями.

Екатерина Образцова

«Ну, куда пойти?»

Вот идут все по улице, идут на Чтения имени Вернадского. Уже второй день, сегодня устные доклады… Все идут, спешат, и я тоже иду. И зачем, куда, какую секцию выберу? Вон еще кто-то пронесся мимо с рулоном каким-то, тоже, наверно, на Чтения… А у него доклад сегодня скорее всего. О чем он думает, интересно, о вчерашней экскурсии или о сегодняшнем докладе? Я бы, наверно, ни о чем не думала, просто шла бы по лужам, любовалась бы солнышком… Да, надо было курсовую быстрее писать! Надо, надо, а зачем? На что мне эти Чтения?

Ну, куда пойти? Может, везде интересно будет. А ладно, пойду со всеми, а то, что я одна сидеть буду. Ну, вот и театр. Что там и будут все сидеть? Да, видимо там. Все сидят, волнуются… Вот и Наташка тут ходит вокруг, трясется вся. Лидки вообще еще нет, а она ведь первая. Странно, должно быть, а хотя она может еще и не знает… Все сели, сидят, ждут чего-то… Ну, поехали!

Надежда Владиславовна что-то рассказывает. Слушайте, мне становится интересно, я даже и не ожидала. Вот Лидка выступила. Здорово выступила, только зачем Оксана Борисовна задала этот вопрос про Борисова?! Ну не читала она этого Борисова и теперь сидит, волнуется, говорит, что это Оксана Борисовна все книжки читала, а она еще не успела… Какие интересные доклады. Как жаль, что я не написала курсовую! А интересно, что бы я делала, волновалась бы? Нет, я бы, наверное, не смогла бы рассказать… Хотя… А как бы меня слушали?

Вот рассказывает Лена из Перми, ее все слушают. И тема у нее интересная, и знает она про свои «Пермские Губернские Ведомости», наверное, все, что о них вообще можно узнать. Очень интересно ее слушать. А меня слушали бы, а вопросы задавали бы?

Вот уж действительно вся Россия сюда приехала. И все любят именно свой город, село, область. А может, именно поэтому такие интересные доклады? Может, и мы, и взрослые ученые слушают их с таким интересом, потому что это кто-то хотел побольше узнать о своей родине… Не пойму, как это кому-то может быть не интересно. Вот сидит кто-то и не слушает, так просто сидит. А мне так интересно!

Вот девочка рассказывает про шорцев. Я даже никогда о них не слышала раньше. А вот еще девочка из Междуреченска (вообще-то она из моей делегации, которую я, правда, даже ни разу и не видела). И опять удивительный доклад, даже с картинками. Надо вопросы какие-то задавать? А зачем, да и о чем? Спросить хочется, а о чем и не знаю. Наверное, если бы я рассказывала что-нибудь, кто-то в зале сидел бы и тоже не знал, что спросить.

Наташкиного доклада еще не было. Она сидит, вся трясется, глаза круглые. Сейчас она уже пойдет рассказывать. Почему-то Владислава Викторовича боится. Нашла, кого бояться. Я бы на ее месте, наверное, его бы меньше всего боялась. Ну, вот и пошла. Держись, Наташа!.. Здорово рассказала! Да она вообще хорошо рассказывает, а свою курсовую – тем более! Оксана Борисовна что, на зло, что ли, задала им с Лидкой вопросы, на которые они не знают ответа? Ну как она догадалась, что именно этого они не знают? Не волнуйся ты, Наташка, все хорошо, замечательно даже! Мы хотели еще пойти Митю послушать. Сейчас нужно, наверное, уйти. Будут ругаться… Ну, ладно, пусть ругают… А все-таки интересно, очень интересно было!

Мария Масалова, Лидия Легоцкая

«Что же, есть над чем подумать!»
(роман в письмах)

Лида! Какая я маленькая и необразованная!

Сколько всего упало на мои плечи после речи Надежды Владиславовны… Я увидела Чтения с совершенно другой стороны. Сколько мыслей и все их сложно соединить, как-то составить из них связный текст… Но, знаешь, все эти мысли светлые! Я попробую их написать связно.

Тебе не кажется, что такие мероприятия, как Чтения, объединяют наш класс? Я помню, как сидела на пленарном заседании и искала глазами одноклассников, а, когда нашла, мне стало гораздо спокойнее, будто стена возникла за моими плечами. Здорово, правда?! Я не очень хорошо понимаю, почему так происходит, но свои мысли по этому поводу я все же изложу.

В стенах ДГ и в походах мы постоянно общаемся между собой, как говорит моя мама: «Варимся в собственном соку». А тут появились совершенно нам незнакомые люди, и мы ухватились друг за друга, ведь вместе проще! Ты со мной согласна?

Да, проще. Но на Чтениях у нас, наверное, проявилось два противоречивых стремления. Одно – сплотиться, ухватиться друг за друга, потому что вместе мы – сила, мы извне, с любопытством смотрим на других. Другое - приблизиться к этим другим. Ну разве они не похожи на нас? Разве же мальчишки и девчонки из других городов не то же самое?

Надежда Владиславовна сказала, что пора уж нам чувствовать себя поколением…. Но мы все еще не свободны, не вольны. Отчасти потому, что сами чувствуем себя не до конца сформировавшимися, отчасти потому, что не очень-то хотим такой свободы… С этого и надо было начинать!.. Вот мы и держимся друг за друга в гимназии, как за родных. Я не говорю, что это плохо… Но в какой-то момент мы перестанем быть самодостаточной системой, и родные узы станут слабее, единым мы будем считать не собственный класс, школу, а поколение.

Так что же получается, провинциальные подростки взрослеют гораздо раньше столичных? Отчего? Ведь с нами и работают, как со взрослыми… Или так только кажется? А.С.Саввичев называет нас «коллеги», а Н.И.Вилл – «дети»…

Знаешь, я с тобой не совсем согласна… Но мы отошли от темы, - это уже не описание Чтений имени Вернадского, а философия какая-то…

Помнишь, мою самую первую фразу? Стыдно, правда-правда, очень сильно: «Чтения нужны хотя бы для того, чтобы ставить нас, таких «окрутевших» за год, на свое место!»

Наверно, да… А как же высокие стремления, дорога в «Прекрасное Далеко», единство поколения? Или, может быть, нам стоит просто задуматься об этом, найти в себе стремление к будущему, заложить в себе начало науки не как личного исследования, а как достояния, детища всего поколения, и все получится?! Странно, на какие мысли можно натолкнуться, стоит только посмотреть на все через призму юношеских чтений… Что же, есть над чем подумать!

Наталья Пацева

Где еще, кроме этих Чтений, вы сможете встретить людей?

Секцию фольклор и этнография, в которой я должна была выступать, объединили с секцией истории и краеведения. «Фольклор» рассматривал проблемы культуры нашего народа, его легенды, заговоры, песни и сказки. Углублялись в такие нюансы, как шаманство, легенды шорцев. Докладчики по краеведению рассказывали об истории городов и заброшенных деревень, названия местностей и семей.

Эти две секции прекрасно дополняли друг друга, и лишь при взгляде на эти оба предмета можно было получить более полное представление о нашей Родине, такой обширной и неизвестной. Слушая доклады, поражаешься разнообразию культуры России. Например, выступала девочка с докладом о музыке Башкирии. Она показала нам башкирские музыкальные инструменты, такие не похожие на те, которые мы, допустим, видели в Архангельской области, поставила нам записи.

Приехали докладчики из Нарьян-Мара с краеведческими работами. Девочка из Междуреченска рассказала про шаманства и самих шаманов севера, про их легенды.

Меня глубоко поразил доклад девочки Лены из Перми про историю пермской губернской газеты. Она прекрасно владела материалом и отлично держалась перед аудиторией, хотя так выступала впервые. Узнаешь очень интересные факты: больше всего всех удивило то, что более ста лет назад уже была помещена реклама сухого молока «Nestle». Да и при более близком знакомстве Лена оказалась очень хорошей, умной и воспитанной девочкой. Надеюсь, она еще не раз приедет на Чтения им. В.И.Вернадского.

Ну, и конечно же, я переживала за гимназистов, выступающих в секции. У нас выступали Лида Легоцкая и я. Ну, про себя я писать не буду, а Лида, я считаю, выступила очень хорошо. Правда, Оксана Борисовна задала вопрос о прочитанной литературе, которой у Лиды не было, но это не так важно, ведь важна та работа, которую Лида провела в деревнях и в Москве. Важно то, какие знания она получила и о чем она нам рассказала. Ведь только благодаря тому, что каждый будет проделывать такую работу, какую сделали все участники Чтений, можно увидеть, какая многогранная и необычайная культура нашей Родины.

Ведь только благодаря этим Чтениям мы знакомимся со многими интересными людьми, которые проводят огромную научную работу у себя в городах. А ребята, ездившие в летнюю экспедицию, встретили жителей деревни, в которой работали. Где еще, кроме этих Чтений, вы сможете встретить людей, с которыми общались и работали на другом конце страны. Сюда из московских, междуреченских, дальневосточных и так далее школ их всех привела тяга к научным исследованиям. Я надеюсь, что она с годами не угаснет, а сами участники напишут еще много прекрасных работ и в будущем станут учеными.

Иван Ильин

«Я по специализации - историк»

В целом, пятые Чтения имени Вернадского прошли удачно. Я по специализации – историк, работал в секции, где были совмещены «История и краеведение» с «Этнографией и фольклором».

Многие доклады показались мне крайне интересными, но несколько выступлений были очень скучными. Например, одна докладчица, рассказывая о своем родном рыбацком поселке (о его истории), раз десять произнесла одну и ту же фразу о том, что она свой поселок очень любит, и эти ее патриотические высказывания заняли как раз половину выступления.

Но я хотел бы рассказать о наиболее ярких, на мой взгляд, докладах. Запомнился доклад приезжей из Междуреченска о проблеме шаманизма.

По тому, как было построено выступление, было видно, какая огромная и серьезная предшествовала этому исследовательская работа. Очень интересным мне показался также доклад о пермской периодике.

Во время выступлений к каждому из аудитории подходили секретари и спрашивали оценки качества доклада и ораторских способностей выступающих, и почти каждому участнику Чтений можно было поставить высокие баллы (не ниже четверки).

Итак, как уже говорилось, Чтения имени Вернадского прошли удачно, но, по-моему, не все мероприятия в связи с конференцией целесообразны. Так, каждый, кто не выступал на Чтениях, был «гидом», в обязанности которого входило встречать определенную группу участников. Но обязанности этой никто не выполнял, потому что найти дорогу от входной двери на 3-й этаж к своей секции оказалось по силам даже тем из приезжих, кто впервые был в Москве. Зато из всех «гидов» получалась очень «организованная» толпа громко орущих и толпившихся у входа в гимназию, единственная же функция, выполняемая этой толпой, была – мешать входу и выходу из дверей гимназии. Так что техническая часть в Чтениях Вернадского была организована средне, но зато творческая часть (сами доклады) не подкачала.

 


Советуем прочитать
Произведения Евгения Калачихина
Произведения Дмитрия Шклярова
Произведения Александра Ларкина
Произведения Дмитрия Кузнецова
Произведения Натальи Сошниковой
Произведения Николая Валетова
Произведения Сергея Махотина
Произведения Олега Синицына
Произведения Петра Костина
Произведения Дмитрия Стрелецкого
Произведения Александры Ломакиной
Произведения Екатерины Образцовой
Произведения Марии Масаловой
Произведения Лидии Легоцкой
Произведения Натальи Пацевой
Произведения Ивана Ильина

Четвертной №7


 ©Четвертной 2002-2006