[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Елена Гурвич

НЕМНОГО О ВЛАДИМИРЕ ИВАНОВИЧЕ ВЕРНАДСКОМ

«Какое наслаждение вопрошать природу, пытать ее. Какой рой вопросов, мыслей, соображений! Сколько причин для удивления, сколько ощущений приятного при попытке обнять своим умом, воспроизвести в себе ту работу, какая длилась века в бесконечных ее областях».

В.И.Вернадский, 1884 г.

«Я ясно стал сознавать, что мне суждено сказать человечеству новое в том учении о живом веществе, которое я создаю,... - как пророк, чувствующий внутри себя голос, призывающий его к деятельности».

В.И.Вернадский, 1920 г.

 

В мировой истории человечества мы можем назвать много великих ученых, которые совершили основополагающие открытия в избранной ими отрасли знаний, но лишь немного имен гениев, которые сумели создать собственную картину мира, объединив разрозненные знания человека в единую систему. К таким гениям относится В.И.Вернадский. Интересно, что в молодости он часто задумывался о том, «какова природа тех ученых, которые потом представляются нам гениями, создают новое, раздвигают горизонты знаний, делают великие открытия?» Однако, он находил, что у него нет данных для этого и это не его удел. Тем не менее он действительно раздвинул горизонты науки. Будучи геохимиком он сумел с позиции геохимии сначала взглянуть не только на «мертвую» но и на живую природу. Он понял ту теснейшую и закономерную взаимосвязь, которая существует между живыми организмами и горными породами, именно он развил идею биокосных систем; систем, созданных в результате переработки минерального (косного) вещества организмами и продуктами их жизнедеятельности и разложения, систем, которые не существуют и не могут возникнуть без жизни. Именно ему принадлежат слова, что граниты и многие другие метаморфические породы это былые биосферы, идея, в фактографическое подтверждение которой впоследствии вложили много лет труда многочисленные геологи. Именно он развил представление о биосфере как живом веществе и среде его обитания. Некоторые из этих идей уже витали в воздухе или были в виде отрывочных представлений высказаны до В.И.Вернадского, но в таком полном виде и в такой тесной связи, объединенные общей идеей единства земной системы и более того, на фоне идей космизма - они нашли воплощение лишь в работах В.И.Вернадского.

Для В.И.Вернадского был естественным следующий шаг - шаг к представлению о «ноосфере» - сфере разума, как закономерного этапа развития биосферы, когда человечество, образующее ничтожной толщины пленку на поверхности Земли, превратилось в мощную геологическую силу, способную благодаря разуму произвести глубочайшие изменения в биосфере. Выделяя ноосферу как этап развития природной оболочки Земли В.И.Вернадский не был первым. Он сам ссылается на своих предшественников - авторов идей цефализации биосферы по мере эволюции или идеи выделения в геологической истории психозойской эры или эры человека и антропогеновой эпохи. Однако для В.И.Вернадского эта идея стала одной из основополагающих для развития его мировоззрения, формируя и его социально-общественные представления и идеи в тесной связи с естественно-научными.

О вкладе В.И.Вернадского в геологию и геохимию сказано много и мне хотелось бы остановиться на комплексе его идей, связанных социально- историческими проблемами, который великий ученый рассматривает в общем русле естественноисторического процесса. Тем более, что эти идеи сейчас весьма актуальны.

«Создание ноосферы из биосферы есть природное явление, гораздо более глубокое и мощное в своей основе, чем история человечества,» - пишет В.И.Вернадский и основывает на этом свою уверенность в том, что никакие тоталитарные государства, никакие попытки отдельных идеологов разделить человечество на отдельные произвольные и враждующие группы не будут успешными. Наступило время, когда «человек впервые реально понял, что он житель планеты и может и должен мыслить и действовать в новом аспекте, не только в аспекте отдельной личности, семьи или рода, государств и их союзов, но и в планетном аспекте». И развитие средств информации в ХХ веке еще более выявляет это глобальное единство человечества. Причем В.И.Вернадский подчеркивает стихийность этого процесса, как и любого природного процесса, независимость его от воли конкретного человека или конкретного государства. Однако, хотя, по мнению В.И.Вернадского, усиление сознания по мере развития биосферы – это факт, но он допускал, что «через миллионы лет найдет обратный процесс». В этом высказывании проявляет себя ум ученого, глубоко понимающего закономерности естественноисторических процессов.

Является ли цивилизация с ее научным и техническим прогрессом благом? Свободно ли строит человечество свою историю, или она в своем развитии подчинена биосфере как среде существования человечества? Есть ли прогресс в истории человечества? Как должен себя вести человек в государстве, особенно в системах недемократических? Ограничен или нет запас источников существования человечества и как должен относиться человек к природе на Земле - вот лишь очень неполный перечень вопросов, которые задавал себе В.И.Вернадский и на которые отвечал, исходя из своих представлений о единстве разнообразных природных процессов на Земле и о человеке как закономерной части биосферы, возникшей на определенном этапе ее развития.

«Цивилизация культурного человечества не может прерваться и уничтожиться, так как это есть большое природное явление, отвечающее исторически, а вернее геологически, сложившейся организованности биосферы». Ученый отмечает, что падения культуры наблюдались в истории человечества, они были связаны с расширением культурных рамок на области новых племен или с захватом варварами цивилизованных областей. В настоящее время такое понижение культуры мало возможно, считает В.И.Вернадский - культурное человечество охватывает весь мир. (Мне кажется это не совсем верным, ибо имеется целый ряд регионов мира, куда культура проникла, но охватила лишь ничтожную часть населения, а основной массы коснулась лишь одним, наименее важным аспектом - техническим оснащением разных сторон жизни). Возможно иное, продолжает ученый, «понижение высоты культуры - благодаря поднятию уровня социальных

низов, представляющих некую аналогию варварским состояниям народов средневековья». Здесь ученый, наблюдавший революцию, гражданскую войну и все их последствия фактически предсказывает возможность того взрыва маскультуры, который мы наблюдаем в настоящее время. Однако он справедливо считает, что такое падение высоты культуры есть явление временное. В 1920 г. он писал: «Меня не смущает, что сейчас те лица, в глуби духовной силы которых совершается глубокая, не видная пока работа, как будто не участвуют в жизни. На виду большей частью не они, а другие люди, действия которых не обузданы духовной работой. Но все это исчезнет, когда вскроется ... процесс, который является духовным результатом мирового человеческого сознания. ... последнее властное слово скажет он, а темные силы, всплывшие сейчас на поверхность опять упадут на дно».

Меняется ли человек, можно ли говорить о прогрессе в истории человечества? - задает вопрос В.И.Вернадский. И отвечает, что изучение истории показало, «что нет никакой возможности подвести историю человечества под формулу прогресса, рассматривать исторический процесс как единое бесконечное усовершенствование или улучшение жизни», лишь все новые проявления «формы выражения, связанной с новой средой, новой расой, новыми условиями жизни, но по существу, здесь нет движения вперед» - считает В.И.Вернадский и продолжает: до сих пор «при всем изменении человеческой личности и условий ее жизни в течение исторических тысячелетий, мы чувствуем неизменность ее основных черт». Об этом же писал и Л.Н.Толстой, когда говорил, что в своей разумной сущности человек живет вне времени и пространства: «Не важно где, когда и от каких родителей он родился, он един с Буддой, Сократом, Христом и Конфуцием, если разделяет их чувства и мысли». Со взглядами о неизменности человеческой личности за историческое время можно соглашаться или нет, но трудно оспорить следующую мысль, что «всемирно-исторический прогресс может быть связан только с глубоким перерождением человеческой личности во что-то новое, неизвестное».

Размышляя о том, а какой же должна быть эта неизвестная личность, он обращается к будизму, к идее «боготворчества путем постепенного возвышения ... к сверхчеловеческому состоянию» и продолжает: «...это состояние, очевидно, и намечается с ходом планетного времени».

И Л.Н.Толстого и В.И.Вернадского чрезвычайно волновало не только развитие интеллекта и морали, но несовпадение в развитии этих двух сторон личности. Л.Н.Толстой в свое время писал, что науке ХIХ-ХХ века соответствует мораль бронзового века, и видел в этом опасность научно-технического прогресса для жизни и свободы человека. Столкнувшись с величайшим открытием науки - возможностью высвобождения атомной энергии, - В.И. Вернадский спрашивает в 1922 году: «Сумеет ли человек воспользоваться этой силой, направить ее на добро, а не на самоуничтожение? Дорос ли он до умения использовать ту силу, которую ему неизбежно должна дать наука?» (Резерфорд надеялся, что это открытие не будет сделано до тех пор, пока человечество не научится жить в мире). Еще в 1918 г. он с грустью пишет о попытке решать мировые вопросы в ХХ веке с миропониманием ХVII века. Его беспокоит насаждение идеала благополучной и бездумной жизни. «Нельзя отложить заботу о вечном и великом на то время, когда будет достигнута для всех возможность удовлетворения элементарных нужд. Иначе будет поздно. Мы дадим материальные блага в руки людей, идеалом которых будет «хлеба и зрелищ».

В.И.Вернадского беспокоят и взаимоотношения человека с природой, эксплуатация природы человеком и возможность истощения природных ресурсов. «Человек меняет внешний вид, химический и минералогический состав окружающей среды своего местообитания». И если великий натуралист в этом видит естественный процесс того же порядка как все другие геологические процессы, но он видит и очень серьезную опасность в исчезновении необходимых для жизни запасов. И в этом он предвосхищает взгляды современной экологической школы.

В.И.Вернадский как и многие представители интеллигенции активно участвовал в революционном движении, однако трезвый взгляд ученого уже в начале революционных событий осени 1917г. позволил ему довольно быстро избавиться от иллюзий и переосмыслить предшествующий опыт. Оценивая события первых лет после революции, он ясно осознает, что идейность большевиков далека от идеала: «Удивительно, как психология русских революционеров близка к психологии полиции. И те и другие не имеют ясного понятия и чувства свободы. ... Русское освободительное движение представляется мне теперь чем-то мутным, наполненным насилием и ложью. Большевизм - его законное детище». Насилие для него не оправдывается идейностью, идейной мотивацией - «и Торквемада и Марат мучили и убивали из-за идеи». На вопрос анкеты, с помощью которой большевики хотели проверить лояльность профессоров Таврического университета: «Как вы относитесь к террору вообще и к красному террору в частности?», он имел смелость ответить, что к любому относится отрицательно. Он решительно не принимает и смертную казнь. Человек, активно участвовавший в революционном движении (правда, идеи социализма его никогда не привлекали), по своим взглядам приблизился к позиции Достоевского, который также начинал с участия в революционной деятельности.

Он болезненно ощущает как в народе так и в интеллигенции рабские мысли и чувства, ощущает отсутствие личностей: «Действует серая толпа бедных духом коммунистов в рабской фаланге партии». Он понимает, что люди внутренне и внешне не свободны и не так уж много людей болезненно ощущают дефицит свободы. А для В.И.Вернадского свобода мысли это то, без чего не может быть ни прогресса науки ни нормальной жизни общества. Позднее В.И.Вернадский напишет о свободе мысли как основной равноценной структуре социального строя.

Он думает о месте науки в общем массиве творческой интеллектуальной деятельности и о ее роли в жизни человеческого общества.

В истории человечества нет ощутимого прогресса, нет прогресса и в искусстве - нельзя сказать, что шедевры одного времени превосходят шедевры другого - это вершины творчества, родившиеся каждый в свое время и на своей почве, но это - шедевры.

Прогресс есть в науке: каждое следующее столетие пополняет знание - фактами и закономерностями, новыми гипотезами и теориями. Новые теории проливают новый свет на старые истины, показывая более точно ту сферу, где они остаются истинами, и те горизонты, где они уступают место новым. Один, точно установленный и правильно описанный факт важнее любых теорий, считает В.И.Вернадский: теории приходят, развиваются, заменяются новыми, но факт должен войти в любую теорию. Есть еще одна особенность науки - общеобязательность ее результатов. Какие бы течения общественной и духовной жизни ни вели борьбу с той или иной добытой наукой истиной, они вынуждены рано или поздно признать ее. Целый ряд научных открытий была вынуждена признать даже церковь, хотя некоторые из них противоречили религиозным доктринам. Именно наука может вывести человечество из экологического кризиса. Именно образование и просвещение, благодаря которым добытые немногими знания станут достоянием всех, позволят решить социальные проблемы.

Он отдельно останавливается на фундаментальных науках и философской мысли, предостерегая от увлечения чисто прикладными задачами в ущерб более глубоким. «Есть общие задачи, которые затрагивают основные вопросы, которые затрагивают идеи, над разрешением которых бились умы сотен и сотен лиц разных эпох, народов и поколений. Эти вопросы не кажутся практически важными, а между тем в них вся суть, в них вся надежда на то, чтобы мы не увлеклись ложным камнем, приняв его за чистый бриллиант». Трудно не согласиться с этим.

Позиция В.И.Вернадского всегда высоко гражданственна: «Деятельность правительств или вследствие принципиальных различий или вследствие мошенничеств - тайных и явных - всегда будет неправильной, так как единственной уздою ему может быть общественное мнение». Но тем, кто говорит, что нельзя бороться, мы бессильны, так как нет ни общественного мнения, ни тех общественных слоев, на которые можно опереться, В.И.Вернадский отвечает, что такая позиция вредна, она приводит общественную мысль на скользкий путь, который ведет «либо к циническому служению нашему правительству с ложью в сердце и на устах» или «к отделению своей умственной жизни от окружающей среды». Это писалось в 1893 г. в эпоху самодержавного самовластья, но история России ХХ века (да и других стран) подтверждает правоту автора - мы знаем массу примеров, когда люди жили во внутренней эмиграции или говорили одно, делали другое, а думали третье, не видя возможности вести борьбу с тоталитарной государственно-партийной машиной.

В.И.Вернадскии был удивительно благородной личностью, и как большинство замечательных людей, он много думал с юности над формированием своей личности. В 1884 г. (ему 21 год) он пишет: «Непривычка думать, неумение ясно отстаивать свои мнения зависит у меня от двух причин: во-первых, мнения не точно выработаны, во вторых, фактов знаю мало. Уже раньше я пришел к заключению необходимости серьезной работы в будущем году, теперь воочию видя свое малое знакомство и свое неумение спорить и свою невыработанность идей, прихожу еще больше». И он составляет целую программу чтения из разных областей науки. Еще через три года он осознает свою преданность науке как поиску истины, поиску отгадки всеобъемлющей загадки природы. «Ищешь правды, и я вполне чувствую, что могу умереть, могу сгореть, ища ее, но мне важно найти, и если не найти, то стремиться найти эту правду...».

Он осознает и свою ответственность перед Родиной. В 1904 г. В. И. Вернадский пишет: «Мы живем в ответственное и трудное время. С неумолимой ясностью перед мыслящими русскими людьми вскрылись болезни и язвы родной земли. Страстно и горячо, всеми фибрами души ищется выход ...» Как это созвучно нашему времени: как и тогда, так и теперь выход отыщется, только если каждый «осознает свой гражданский долг, который лежит на нем в этот ответственный момент».

Поиск истины для него важен как в науке, так и в жизни. Осознавая весь тот кошмар, который принес большевизм в страну, будучи настоящим ученым, он старается максимально объективно оценивать совершающиеся события: В «большевистском движении очень много глубокого, народного», но несмотря на все ужасы, это «время и сильного, искреннего, полного и коренного подъема духа». Говоря о событиях 1917 г., он понимает, что его прежние взгляды нуждаются в изменении, он не боится признаться себе в этом: «Положение трагическое: получили значение в жизни страны силы и слои народа, которые не в состоянии понять ее интереса. Ясно, что безудержная демократия, стремление к которой явилось целью моей жизни, должна получить поправки». «...демократия показала свое лицо..., но ясно, что русский народ до этих форм в мировом государстве не дорос». «Сейчас каждый из нас должен совершить в своей душе переоценку духовных ценностей».

В.И.Вернадский не боится публично отказаться от своих воззрений и в других областях, когда появляются новые факты, противоречащие им. Так, если ранее он писал, что успехи химии позволят быстро перейти человеку на синтетическое, автотрофное питание, то после открытия различия в изотопном составе органических и абиогенных веществ, он спешит опровергнуть свои взгляды, чтобы не обольщать общество ложными надеждами, понимая, что при синтезировании нужно будет учитывать и изотопную структуру вещества (а как мы знаем теперь, еще и возможности полиморфизма одних и тех же веществ), что ставит перед наукой сверхсложные задачи, не осуществимые в близком будущем.

Он вообще очень мужественный человек, еще в юности решивший всегда поступать в соответствии со своими убеждениями. В самые черные годы репрессий он защищает арестованных ученых, всеми мерами пытаясь добиться их освобождения или облегчения их судьбы.

В.И.Вернадский - человек глубоко религиозный, он считает, что «ни искусство, ни наука, ни философия не заменят ее (религию, веру - Е.Г.), и эти человеческие переживания не касаются тех сторон, которые составляют ее удел.»Но ему не нужна церковь и молитвы, не нужны слова и образы, отвечающие его религиозному чувству. По его мнению «наука не противоречит религии... . Страшно то, что она не дает опоры для их (богов - Е.Г.) существования в области подведомственного ее изучению мира»

Мне хотелось в этой работе показать живую мысль В.И.Вернадского в ограниченном круге относительно мало обсуждаемых идей, так как рассмотреть весь круг идей, которые были охвачены мыслью этого ученого, в одной статье практически невозможно, и хотелось максимально самоустраниться от коментариев к его высказываниям, которые говорят сами за себя, и использовать свои слова лишь как логические связки, в тех случаях, когда это казалось необходимым.

В этой статье использованы материалы книги «Владимир Вернадский», ее составитель и автор жизнеописания В.И.Вернадского - Г.П.Аксенов, книга издана в 1993 г. в Москве изд-вом «Современник».

 


Советуем прочитать

Произведения Елены Гурвич

Четвертной №7


В.И.Вернадский - гимназист

В.И.Вернадский - студент

В.И.Вернадский - академик
 ©Четвертной 2002-2006