[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Алексей Ревенко

МУЗЕЙ УМНЫХ ЛИЦ

Клавиши судьбы вьются по бумаге.
Пелена побед растворилась вдруг.
Паруса любви бьются о коряги.
Я опять один. Вновь замкнулся круг.
Клавиши судьбы весело играли
В старых подворотнях, шумных кабаках.
Сколько жгучих нот сердце покоряли?
Сколько львиных сил чувствовал в руках?
А теперь - столбы, джунгли из бетона.
Каменная ласка, каменный уют.
Треснула душа, треснула икона.
Разве так играют? Разве так живут?
Кто-то изобрел искусственное слово,
Кто-то сочинил искусственный мотив.
Кто-то сделал воду - плюнул...и готово.
Или это кто-то воду отключил?
Или это кто-то отключил эпоху
Мыслящих людей, знатнейших творцов.
Здесь не обошлось без мерзости подвоха.
Здесь хорош расчет на гурьбу глупцов.
Надоело жить истоптанной дорогой.
Для такой эпохи совесть - лишь балласт.
Проще быть сычом, хитрым недотрогой,
Жить лишь в козырях, покупая масть.
Будто чародей расписал каноны...
Братья-близнецы - волшебство и воровство.
Так штампуют истину, делают законы.
Против не пойдешь. Большинство - есть большинство.
Боже, что за силу ты послал на Землю,
Что за испытанья мы пройти должны?!
Ведь в твоих желаньях дьявольское зелье
Победило чувства. Больше не нужны
Добрые деянья, честные поступки.
Скучно, Боже, скучно жить в такой грязи.
На изломе века мне печально, жутко.
Я - чужой калека средь крутых верзил.
Я - дурной мальчишка, я - чудак заумный,
Ненормальный клоун. Всем вокруг смешно
То, что я - философ; иногда угрюмый,
Иногда веселый... Но когда на дно
Тащат меня сети липовой верхушки,
Я бешусь, я вою. От святой воды
Мне б не задохнуться... Вот тебе игрушки -
Повоюй с собою. Клавиши судьбы
Мне опять пропели, что пора в дорогу,
Что кричать не стоит, кстати, в пустоту.
Жизнь - больная рана, вечная тревога.
Запишись в изгои - станешь храмом тут.
Да, первопроходцам суждено в изгоях
Провести полжизни - так гласит закон.
Умных ненавидят, но боятся. Боязнь
Нежит подхалимство... Что за странный сон
Накануне выпал из небесной дали:
Я стремлюсь куда-то, я - едва живой.
Все, кто шел за мной, намного опоздали.
Я бегу один и слышу вслед: «Изгой».
Рупор по планете объявляет: «Гений».
По пивным разносится: «Красавец, но дурак».
Чувствую лишь груз какой-то тяжеленный...
Я ж не ради славы, я же просто так...
Нет, не понимают. Нет, плюют вдогонку.
Рушат мир иллюзий. Рушат счастья мир.
Я такой усталый, я вздыхаю робко.
Я одновременно молод, стар, изгой, кумир.
Не могу спокойно жить в холодной яме,
Не могу принять я грязное тепло.
Лучше по иголкам босыми ногами,
Чем ломать свой принцип... ... Быстро вдруг ушло
Горе, недовольство, разные обиды.
Песенке своей ступил я на кадык.
И на эту жизнь изменились виды.
Что стряслось? А ничего. Просто я привык,
К мелочности, подлости, купленным погонам.
Не сопротивляюсь, громко не кричу.
Потолок спустился, рухнула корона.
Что стряслось? А ничего. Просто жить хочу.
Скажете, предатель? Нет, остался верен
Всем своим идеям. Просто сбился с ног.
В этом странном мире я слегка потерян.
И сейчас, простите, просто занемог.
Я устал от лиры, я устал от боли.
Я - сегодня демон, уходящий в ад.
Я живу в том мире, где не нужно роли,
Самой важной роли для блатных наград.
Я живу в том царстве, где сжигают гены,
Чтоб не породились те, кто не нужны.
Я живу в коварстве, весь в пороках лени,
В вечном ожиданьи завтрашней войны.
Я доволен пеплом завтрашней эпохи,
Я сумею выжить в спешке поездов.
То, что мы болеем - это только крохи
Наших незаметных, но крутых оков.
Нам уже не нужно изменять эпоху.
Мы и так довольны женской наготой.
Жаль, когда при виде этого все по х...
А иначе ты - обиженный судьбой.
Но зачем трепаться ? Мы с судьбою квиты.
Фарс слывет в легендах, и уже давно
На кладбищах метры умными забиты -
Остальным смеяться временем дано.
Остальным конфеты, чтоб мозги скорее
Ссохлись, и получим знатнейший шаблон.
Подходи к обрыву, живо, веселее,
Прыгай, разбивайся. Молодец!...Пшел вон...
«Как вам вкус конфеты, знатные вельможи?»
«Действуют отлично! Вовсе нет забот».
Все мозги по плану превратились в дрожжи.
Будет больше пива и плотней живот.
Вот она судьбища, вот перерожденье,
Уж пути - дорожки знают как ломать.
Мне б найти икону, мне б просить прощенья,
Да дорожка сладкая - хочется летать.
Отсиделся в яме, вырвался на волю,
И в порывах страсти как враг защебетал.
Долго мои раны отмывались солью.
Долго на коленях пред собою я стоял.
Как же я ошибся! Что же я наделал?
Как теперь вернуться к самому себе?
Как отмыть от черни ссохшееся тело?
Боже, подскажи мне, как прийти к тебе?
А в ответ- насмешки, а в ответ - упреки...
Примут ли обратно? Не сожрут ли тут?
Растоптали душу, выжали все соки.
Виновата слабость. Как теперь вернуть
То, что было раньше? Я же был счастливым!
Трудно, правда, было. Но трудней сейчас.
Я же был собою, страстным и игривым,
Я был вдохновенным. Жил во мне Пегас.
Я писал картины, сочинял поэмы,
Я любил искусство, я любил творцов.
И теперь всю святость, глубину богемы
Должен променять на смрад стальных дворцов?
Должен променять чувство на плебейство?
Должен жить как вы? Погубить любовь?
Вы же мир ведете к старости! Злодейство
После вас повсюду. Вы, пуская кровь
Каждому живому, жаждущему жизни,
Лишь себя казните, губите себя...
Что-то там еще болтал я об Отчизне...
А вокруг все больше собиралось дьяволят.
В миг меня скрутили, руки заломали.
Окрестили психом . Повели лечить.
Им не нужно знаний. Им уже сказали,
Что простейший способ - меньше знать и жить.
Не стремиться в жизни быть каким-то светом,
Избегать препятствий. Небо - чтоб без драк...
Чахнуть серой мышкой и гордиться этим.
Быть смиренным к доле...Боже, скучно как!..
Что же получилось? Мир был недоволен
Тем, что я отличен слишком от него.
Утром доложили- я безумно болен.
Видимо решили: полечим -ка его.
Может быть, подохнет - будет поспокойней.
Может быть, излечим - премию дадут.
Этим бы умищем да над нашей бойней...
В общем , он полезен. Очень подойдут
Нам его советы. Неплохой он парень,
Только почему-то пишет вдруг стихи.
У него характер - тяжелейший камень.
Он длинноволосый... и прочие грехи.
Ладно, разберемся. К нам его в хоромы.
Вымыть, накормить и ... к царю. Хорош
Парень, хоть не все у бедняги дома.
Мы сейчас посмотрим, как среди вельмож
Будет изливаться нудными речами.
Сам великий царь посмотрит на него.
Он же только длинными своими волосами
Распугает дам. Стыд. Позор. Плевок
В общество элиты. Как ему не стыдно?
Мигом пусть обреется ,- шуршали голоса.
Мне, признаюсь, даже не было обидно.
Даже приколола откровенная попса:
Знатнейшие дуры, жлобские упреки -
Все ненастоящее - не огонь, а гарь.
Я расхохотался, обнажив пороки.
Но не тут-то было - появился царь.
«Что ж ты, незнакомец, яростно смеешься?..
И, небось, над нами...О, какой кретин.
Странно ты летаешь, скоро разобьешься.
Оглянись, дружище, ты совсем один.
Ты - больная клетка. Хочешь быть повыше,
А зачем ? Ведь людям выбор твой не мил.
Каждый, как умеет, занимает нишу.
Каждый, как желает, так живет. Где был
Ты, когда ломали старую систему?
Уж небось в бараке лепетал стихи.
А теперь, дружище, ты для нас - проблема.
Нам нужны солдаты. Нам нужны лохи.
Много исполнителей, глупых и холодных,
Чтобы не раздумывали: что и почему...
Так система выживет...А от чар природных
Не осталось ни черта - все пошло ко дну.
Все уже пропили, кстати мы с тобою.
Ты играл на скрипке, я икру жевал.
Помню твою скрипку: хороша, не скрою,
Здорово, дружище, ты тогда играл.
А потом за столик к нам подсел ты робко.
Я тебя похлопал даже по щеке.
Мы в тот вечер пили то вино, то водку.
Так вот и пропили Землю в бардаке.
Уж с тех пор прошло-то времени немало.
Я - теперь владыка, ты - такой же смерд.
От твоих причуд мы все давно устали.
Нынче жизнь не ласка, а каменная твердь.
Видишь эти лица - это часть системы.
Это - суть эпохи. Это - новый мир.
Ты же создаешь какие-то проблемы.
Здесь не спор научный. Здесь чума и пир.
Ты твердишь, что лекарь. А кому потребны
Все твои леченья ? Мы и так живем...
Мы весьма практичны, мы авторитетны,
На неудовлетворенных свысока плюем.
Мы закон создали новый и для новых.
Старое воняет, вонь нам не нужна.
Что ж это за счастье, коль оно в оковах?
Слишком дорогая глупости цена.
Ты живешь смешно, паскудно, незнакомец:
Ни хором, ни денег. Только болтовня.
Что ж с тобою делать, глупенький питомец
Скрипочек, цветочков...С завтрашнего дня
Пострижем тебя мы - будь как все! Заглохни
С томным речами. И чтоб без стихов.
От твоей музыки уши мои сохнут.
Будешь подчиняться мне без лишних слов».
«Погоди, владыка, речь твоя прекрасна,
Но нельзя, владыка, штамповать людей.
Ведь таким, как я, порой бывает так ужасно,
Что они мечтают, как бы сдохнуть поскорей.
Что ж это выходит ? Жить, как царь захочет?
Что же ты, владыка, сделал из людей?
И смотреть противно, и молчать нет мочи.
До чего жесток ты, до чего ж злодей!
Посмотри на лица, лица же пустые,
Каменные морды, ужранная шваль,
Ктадо бритых бесов, олухи тупые.
Это вы больные, это мне вас жаль.
Получеловеки...- ну и часть системы,
Ну и суть эпохи?!. Это же конец...
Вы убили разум, вы убили племя
Мыслящего люда, любящих сердец.
Получеловеки...- Как же вы удачно
Всунули эпоху в бездну темноты.
Людям так обидно, неуютно, мрачно.
Зато вы осуществили все свои мечты.
Нынче вам просторно, можно разгуляться,
Вы смеетесь, гады. Вам и невдомек,
Что есть что-то выше, что-то чище, братцы.
Вы же - равнодушны, вам какой в том прок?
Глупые глазенки, жаль...но слишком глупо
Среди вас втесаться, вместе с вами жить.
Ухожу в сторонку - с вами смерть наступит.
Нет порядка в мире и не может быть.
Слишком мы различны. Равенство и злоба
Нас не примиряют. Равенства-то нет.
И, увы, привычно, что война до гроба,
Неприязнь до гроба будет в нас гореть.
Говорят, мол, плохо уходить в сторонку,
Мол, себе негоже цену набивать.
Но, увы, нет мочи жизнь бежать вдогонку
За мощами сволочей, нет мочи воевать.
Я музей построю. Напишу у входа:
Здесь живут изгои, то есть мудрецы.
Старый мир воскреснет в новом обиходе.
Испужатся трона подлые жрецы.
И в моем музее одухотворенность
Обезглавит жлобство, уничтожит страх.
Канет в день вчерашний злая безысходность.
Канет в день вчерашний интеллекта крах.
Лица станут краше, одухотворенней.
Есть вернется в моду, войны отомрут.
И в огромном мире станет вдруг спокойней.
Добрые идеи злобу превзойдут.
Только, к сожаленью, лишь в таком музее
Мир пропитан светом, добрыми людьми,
Сильным интеллектом. Верю, мир прозреет.
Верю, не погибнем в страшной схватке мы.
Лица наших предков вдохновляют к жизни -
Разум так и пышет из больших глазниц.
И до слез обидно за свою Отчизну:
Глупо растеряла столько умных лиц.
Все они в музее помогают пыли
Гнать подальше скуку - учат жить других.
Но о них потомки вовсе не забыли,
С чувством уваженья вспоминают их,
Или снисхожденья, или удивленья.
Кто-то глупо вякнет: «Дерзкие глупцы».
Нынешнему миру честные стремленья
Лишь напоминают устаревший цирк.
Эти экспонаты - не трезвон впустую.
Эти экспонаты душу теребят.
Мы поймем когда-то истину простую:
Надо след оставить опосля себя.
Что ж, интеллигенты не способны драться,
Не способны твердо стукнуть кулаком.
Потому сегодня все они паяцы.
Так не справедливо... Кто идет с крестом
На плечах усталых, тот получит больше.
Кто сачок по жизни - сдохнет холуем.
И больной Освенцим вновь мозги полощет
В нашем бренном мире, где каждому - свое.

1997 г.

 


Советуем прочитать
Произведения Алексея Ревенко

Четвертной №7

 ©Четвертной 2002-2006