[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Алексей Обухов

РАЗГОВОР ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ С СОЛНЦЕМ

Дачное. Дача. Маленькая комнатка, по углам которой мирно посапывают бгхашники. За небольшим столиком сидим мы с Анной Анатольевной (в гимназических и более широких кругах известной под кодовым именем "Солнце") и попиваем чаек, закусывая баранками. Время от времени Аня вырывает очередной листочек из своего блокнота, на который я бегло записываю то, что она про себя рассказывает. И теперь поведую об Анне Анатольевне Мельниковой гимназическому люду, а то, вдруг кто-то о ней ничего не знает.

Начиналось все, конечно, так: «…Давно это было, когда прадед моего деда еще не родился. Вышла я как-то на улицу…» и увидела белый свет. О первом своем походе Аня вспоминает с присказкой «судя по фотографиям» . Так вот, судя по фотографиям, он совершился, когда героине нашего рассказа не было еще года и проходил где-то в лесу. Опять же, судя по фотографиям, поход был пешим, а сама юная Анна Анатольевна совершала его в коляске. Первый же походом, который наша Солнце помнит, проходил (точнее - проплывал) на лодках по речке Клязьме, когда ей было лет пять.

Существенным для судьбы Анны Анатольевны, как это ни странно, оказалось то, что ее родители известные странные люди: отец известный путешественник Анатолий Васильевич Мельников, мама – жена известного путешественника Людмила Николаевна Мельникова, и все они, известное дело, путешествуют и детей таскают с собой. Таким образом, дотащили они нашу героиню до школы, в которую она поступила в год олимпиады в Москве (для молодых поколений напомню, что она проходила в 1980 году, а над Москвой тогда летал большой дутый медведь на шариках).

В начальной школе было только начало. Училась молоденькая Анечка на двойки и тройки, а по поведению (опять же для молодых поколений уточню, что тогда и по этому поводу тоже ставили оценки) у нее был неуд. А все это было потому, что читала Анюта на уроках Джека Лондона вместо Колобка, за что у нее отбирали книгу и выгоняли из класса.

Параллельно со школой верная дочь, известное дело, продолжала ходить в известно куда со своим известным папой. Так вот в походах, когда Анечка маленько научилась писать (уроки в школе все-таки не проходили совсем даром), папаня всегда заставлял ее вести дневники, которые тогда были примерно такого содержания: «8.45. Вышли. Шли по лесу» и так далее, пока запись не обрывалась на трагической фразе: «Сегодня мы с папой дежурим» . Однако это был совсем не первый литературной опыт будущего борзописца Анны Анатольевны. Аня писала всякие истории, стихи про дружбу народов:

«Знает грузин, знает узбек –
Русский поможет всегда человек,
Поможет в труде, поможет в беде
Поможет всегда и везде…»

Вот тогда юное дарование и стало на путь исправления, у нее стало меньше двоек и троек, а оценка по поведению повысилась до удовлетворительной. Потом же Анна все время стала прибывать в состоянии правильного ребенка.

В старших классах Анна стала проявлять чрезмерную социальную активность, вступила в ряды ленинского комсомола и стала заниматься общественно важными делами. Началось все с перевода ее в класс, где учились двоечники, хулиганы и те, кто много выступает. Спросите, почему ее туда перевели? Аня училась хорошо, хулиганом не была, но вот выступать выступала, заявив как-то своей учительнице: «Не орите на меня, пожалуйста!» , а также со своей подругой выпустила антиклассноруководительскую стенгазету. Таким образом, собралась в классе прекрасная неформальная компания (видимо, с тех пор и лежит неровно душа у Анны Анатольевны к неформальным движениям). Сменили они пять или шесть классных руководителей. Большинство из классных руководителей беременели, потом же был мужик, вот он не забеременел. Все учителя довольно быстро отказывались от класса, посему класс имел большую самостоятельность и даже занял без взрослого руководства на городском слете 2-е место.

О своем классе Аня вспоминает как о самом лучшем, дружном и веселом. В классе все держались друг за друга, поскольку не за кого больше было держаться. Именно тогда будущий классный руководитель Донской гимназии осознала важную мысль: когда дети поставлены в ситуацию, что они совершенно никому не нужны, они начинают проявлять огромную социальную активность. Видимо, именно поэтому теперь она так много внимания уделяет своему подопечному классу, чтобы они в своей чрезмерной активности не повредили социуму.

Волею судеб попала молоденькая Анна в комитет комсомола, где была незамедлительно избрана секретарем. С тех пор ее безудержная активность развернулась на городском уровне.

При этом Анна-путешественница продолжала активно перемещаться по планете, что и повлияло на принятие ею решения связать свою дальнейшую профессиональную судьбу с географией. Также важную роль в принятии этого решения сыграла личность учителя географии в школе, где училась наша Солнца. Еще в пятом классе этот учитель, который ранее преподавал в колонии для несовершеннолетних преступников и продолжал применять педагогические приемы, сформировавшиеся на предыдущем месте работы, в обычной школе, на первом своем уроке географии треснул линейкой по уху однокласнику Анны Анатольевны. Увидев это, юная и трепетная душа Анны прониклась любовью к
этой науке и было принято решение, что география – это ее призвание, хотя тогда Анюта и поклялась, что учителем и врачом никогда не будет. Так что, дорогие читатели, не зарекайтесь понапрасну. Какие-то зароки, конечно, исполняются (вот врачом Анна Анатольевна так и не стала), а какие-то вовсе и нет (это насчет учителя). В 9 классе (нынешнем 10) будущий географ Аня стала ходит в ШБУ – Школу будущего учителя при географическом факультете МГПИ им. В.И. Ленина, но в выпускном классе полностью погрязла в общественной работе (горком комсомола, театральная студия разновозрастного отряда и др.), так что было не до учебы и не до поступлений (тогда она заслуженно получила "2" в полугодии по алгебре).

Погрязнув в жизни школы по уши, Аня не смогла из нее выбраться и в год окончания. Не поступив в институт (успешно не поступив), отметила это событие по пути древних славян из Киева в Прагу, после чего пришла в свою школу работать на 5 оплачиваемых должностей: 1) лаборант по химии, 2) пионервожатая, 3) руководитель кружка "Художественное слово", 4) учитель английского языка (не зная ни одного слова по-английски), 5) дворник (работали
всем разновозрастным отрядом, зарабатывая на реквизит, декорации и костюмы для спектаклей). Через год такой жизни Анна Анатольевна пришла к мысли, что «взрослая жизнь – это не клево, а школа – это болото» , все-таки поступила на географический факультет педагогического института, отметив это дело в экспедиции на Командорские острова. Именно тогда был выкопан Витус Беринг, чью могилу не могли найти до приезда Анны Анатольевны.

Об институте Аня вспоминала немногословно, поскольку рассказать есть очень много о чем: лучшие друзья появились именно в институте, в первые настоящие горные походы пошла с институтскими ребятами (Кавказ, Хибины, Приполярный Урал), первые завершенные путевые заметки относились также к институту. Закончив институт, который к тому времени уже стал именоваться МПГУ им. В.И. Ленина (а вскоре еще и имя Ленина отпало), Анна Анатольевна продолжила обучение в аспирантуре, по окончанию которой она успешно защитила диссертацию (кстати, это было в начале лета 2000) на соискание ученой степени кандидата политических наук (это не шутка, а правда современной жизни).

А теперь немного о том, как Анна Анатольевна дошла до жизни такой в нашей Гимназии. В зимой 1959 года папа (известный путешественник) ходил в лыжный поход на Кольский полуостров и подружился там с людьми. Потом пути их разошлись – все стали учится в разных институтах, ходить в разные походы, но дружить продолжали. Своевременно у всех нарожались дети. Дети тоже стали ходить в походы. Встречались же все на общих праздниках, днях рождениях, где пелись замечательные песни и вспоминались походы. В 1997 году у Анны Анатольевны была тяжелейшая операция в ее жизни (ей вырезали аппендицит) из-за чего она не смогла пойди в горный поход. Родители, которые к этому времени снова стали ходить с выше упомянутыми друзьями, брать Аню с собой не хотели, но сосватали ее в компанию детей своих друзей, которые давно уже были совсем не дети и ходили в крутые походы. Однако на этот раз они пошли не в сложные горы а в простую Карелию. И отправилась с этими людьми Анна Анатольевна в Уницкую губу Онежского озера. В группе из 17 человек 8 были дети от 4 до 18 лет, еще 8 человек играли в бридж двумя параллельными столами, а еще 1 человек была Анна Анатольевна, которая с тех пор ненавидит даже само слово «бридж» . Таким образом, все дети автоматически попали под присмотр зоркого ока Анны Анатольевны, после чего ей было предложено попробовать себя на более взрослых объектах воспитания. К тому времени Аня уже ушла из своей старой школы, так что с радостью приняла предложение. Да, надо отметить, что среди 8 играющих в бридж людей были Елена Авийтиновна Оборотова и Дмитрий Юрьевич Ногин. В этом же походе родились первые полноценные путевые заметки (их, уважаемый читатель, Ты сможешь прочесть в следующем номере «Четвертного» ).

Первый год в ДГ прошел и для Гимназии и для Анны Анатольевны тихо и незаметно. Только через год для нашего Солнца выяснилось, что в Гимназии учились такие люди как Евгений Калачихин, Екатерина Образцова, Михаил Рослый, а через пару лет Анна Анатольевна еще узнала про Машу Масалову, Лидочку Легоцкую и других. Следующим летом Аню снова позвали в поход в Карелию, в котором, помимо прочих, участвовали «неформалы» Рома Титенштейн, Тоша Протопопов, Илюша Ойвин (об этом походе также читайте в следующем номере). Тогда Анна Анатольевна поняла, что, оказывается, в Гимназии интересно жить и работать и стала в ней жить и работать, а не просто приходить вести уроки два раза в неделю, за что незамедлительно была наказана классным руководством.

В отношении нашего альманаха Анна Анатольевна ответила, что знакома с «Четвертным» исключительно по презентации его в Политехническом музее, да по двухлетнему обещанию главного редактора опубликовать ее заметки. Когда «Четвертной» выходил регулярно, Аня никого в Гимназии еще не знала и ей было не интересно содержание альманаха, а когда она узнала людей, «Четвертной» перестал выходить.

В конце нашего разговора я поинтересовался, какие появились у Ани ощущения и мысли, когда она узнала, что станет «человеком номера» в возрождающемся «Четвертном» , который, к тому же, будет велик по объему. Аня пространно ответила, мол, когда увидит себя в «Четвертном» , подержит его в руках, тогда и будет себя как-то ощущать. После же Солнце скромно потупилась и тихо пробурчала: «Большому человеку – большой номер!» .

Солнечный рассказ на этом закончился, поскольку было уже поздно, да и Боря Бызов уже начинал подумывать – не рассказать ли и ему что-нибудь про себя для «Четвертного» . Невелик сей рассказ еще и потому, что велики путевые романы Анны Мельниковой, по которым узнать ее можно больше, чем по этой страничке-невеличке. Читайте альманах, и вы побываете вместе с Анной Анатольевной Мельниковой (пусть и заочно, а может быть, конечно, и еще один раз) в уникальных местах нашей необъятной родины.

 


Советуем прочитать
Другие шедевры Алексея Обухова
Шедевры Анны Мельниковой

Четвертной №9

 
 ©Четвертной 2002-2006