[an error occurred while processing this directive]
 РАЗДЕЛЫ 
 
НазадКарта

Виталий Полосухин

ОЦЕНЩИК

Игорь возвращался домой. Был осенний вечер, мерзко моросил дождь, и мокрая грязная улица была совершенно пуста. Как и его кошелек. Сегодня удалось заработать только на батон хлеба и кусок дешевой колбасы.

- Игорь Дмитриевич! Стойте, Игорь Дмитриевич!..

Игорь обернулся. К нему спешил низенький полный человечек в старомодном темно-сером плаще и шляпе.

- Мы разве знакомы?

Человечек, часто дыша, остановился.

- Нет, мы незнакомы. А разве имя играет такую большую роль?

Игорь пожал плечами. Несмотря на странную манеру общаться, незнакомец был явно ему симпатичен.

- Да, вобщем, нет. Но вы-то знаете, как меня зовут.

- Зовите меня Иван Иванович.

Игорь улыбнулся.

- Вы позволите немного проводить вас? - спросил Иван Иванович.

- Пожалуйста. У вас ко мне какое-нибудь дело?

- Да, в некотором роде.

Странно, подумал Игорь. Кому-то до него есть дело.

- Откуда вы меня знаете?

Иван Иванович сощурил глазки. Игорь заметил, что глаза у него были какие-то странные - желто-зеленые, как у кошки.

- О! Я многое о вас знаю! Я знаю, что вы безработный музыкант, играете в переходах на гитаре. И, должен заметить, весьма неплохо играете.

- Весьма польщен. А вы что, продюссер или спонсор?

- Нет, к сожалению нет. Я ОЦЕНЩИК.

Иван Иванович признес это так значительно, что Игорь подумал, что он работает оценщиком произведений искусства. Просматривает картины на аукционах, ему платят за это большие деньги. Правда, по его одежде этого не скажешь, но ведь если судить о человеке по одежде, ошибаешься в девяноста процентах из ста.

- Действительно, очень жаль, - Игорь вздохнул. - Спонсор мне бы сейчас не помешал.

Они шли некоторое время молча. Вдруг Иван Иванович спросил:

- Скажите, Игорь Дмитриевич, вам нужны деньги?

Игорь расхохотался.

- Да, черт возьми, мне нужны деньги! - ответил он, смеясь.

Иван Иванович оставался невозмутим и сохранял серьезность.

- Но ведь вы бы могли что нибудь продать?

- Да что?! Что продать?! Все, что у меня осталось - это моя гитара, - Игорь хлопнул рукой по старенькому чехлу, - и моя квартира. Но продать свою кормилицу я не могу, да и много за нее все равно не дадут. А квартиру... Нет уж, увольте! Стать бомжем я пока не хочу.

Тут Иван Иванович впервые улыбнулся. От этой улыбки у Игоря мурашки выступили по коже. Ему показалось, что такая улыбка должна быть у смерти.

- Но ведь есть же вещи, которые всегда с вами. Ваши нематериальные принадлежности.

- Что вы имеете ввиду? - непонимающе спросил Игорь.

- Ваши чувства, например.

Игорь снова рассмеялся. Этот Иван Иванович решительно профессиональный шутник. Только вот уж очень у него улыбка неприятная.

- Ну, эти, как вы выразились нематериальные принадлежности, к сожалению, нельзя продать.

- Зато их можно купить.

Странный он человек, все-таки.

- Каким образом.

- Самым обычным. Я покупаю их у вас и плачу за них деньги. Наличными.

Иван Иванович внезапно вытянул на руке дорогой, натуральной кожи дипломатический кейс, щелкнул блестящими замками, и Игорю в глаза бросились стройные ряды пачек со стотысячными банкнотами. Он удивился дважды. Во-первых, он совершенно точно помнил, что минуту назад в руках Ивана Ивановича никакого кейса не было. А во-вторых, он впервые видел такое количество денег живьем. Он несколько посерьезнел.

- А вы уверены, что я хочу их продать?

Иван Иванович закрыл кейс.

- Но вы же сказали "к сожалению".

- Я шутил.

- Даже такие чувства, как зависть, ненависть, злоба? Вы же идеалист. Вы считаете, что эти чувства недостойны человека.

Игорь задумался. Это не может происходить всерьез. Может быть, этот Иван Иванович просто захотел над ним подшутить, он так странно шутит. А деньги ненастоящие.

- Кстати, если вы думаете, что деньги фальшивые, то вы ошибаетесь, - сказал Иван Иванович. Он снова открыл кейс и вытащил одну пачку.

- Пожалуйста, проверьте.

Игорю не понравилось совпадение.

- Я вам верю.

- Нет уж, вы проверьте! Я настаиваю.

Иван Иванович сунул Игорю пачку в руки, и он был вынужден вытащить одну банкноту. На ощупь она была настоящая. Он посмотрел сквозь нее на свет фонаря. С водяными знаками тоже все было как полагается. Он вернул деньги.

- Вы убедились, что я не шучу.

Игорь убедился. Но теперь он совсем ничего не понимал.

- Скажите, зачем вам это нужно?

- Считайте, что я просто хочу доказать, что в вашем мире все продается и покупается.

Игорь не обратил внимание на то, что Иван Иванович сказал "в вашем мире". Он снова думал. Ведь если этот человек не шутит, то Игорь действительно может разбогатеть.

- Ну, хорошо. Допустим, что я согласен продать вам ненависть. Сколько вы за нее дадите?

- Тысяч пятьсот, не больше.

Игорь разочаровано присвистнул.

- А вам не кажется, что этого слишком маловато за чувство?

Иван Иванович неодобрительно покачал головой.

- Однако, Игорь Дмитриевич, однако!.. А вам не кажется, что это вы мне должны платить за то, чтобы избавиться от ненависти?

Действительно. Что это он

Идеалист паршивый.

- Конечно, вы правы. Только ведь я от нее не избавляюсь.

- Ваше дело - брать деньги, а уж со своей стороны я вам гарантирую, что ненависти вы больше никогда не почувствуете.

Иван Иванович протянул пять стотысячных банкнот.

- Сделка?

Игорь нерешительно взял их.

- Хорошо... Сделка.

Тут Иван Иванович улыбнулся во второй раз, и Игорь подумал, как этот человек мог показаться ему симпатичным. Во истину, первое впечатление - самое обманчивое.

- Отлично! - Иван Иванович потирал ладоши, - Начало положено. У вас еще остались зависть, злоба... А там - что сами захотите продать. Вы предлагайте, я оценю. Это моя профессия.

Игорь неожиданно для себя разозлился. За кого он его принимает - за идиота? Платит и думает, можно за деньги делать из него дурака.

- Вот, кстати - злоба. Не хотите ли продать? Даю семьсот.

Игорь уже почувствовал в своей руке хрустящие новенькие купюры.

- Сделка?

- Сделка! - к своему удивлению услышал Игорь. И злоба исчезла.

Игорь ощутил нечто вроде умственного паралича. Что произошло, он не понял. Просто он больше не злился на этого человека. И вместе с этим он не считал больше, что из него делают дурака. Но тут вместо злобы появился страх. Страх перед этим Иваном Ивановичем. Какой необъяснимой властью он обладает?

- Купите страх? - непроизвольно спросил он.

- С превеликим удовольствием. Но всего за сто тысяч. Посудите сами - каждый человек мечтает избавиться от страха. Это дешевое чувство.

Игорь снова не обратил внимания, что Иван Иванович странно выразился. Как будь то, про товар. Он спросил:

- А что, разве злоба и ненависть - не столь же дешевые чувства?

- О! Многие люди хотели бы прикупить себе злобы. Злоба - это двигатель войны, а война для многих - это деньги, слава, признание общества. А ненависть так же нужна, скажем, бойцу. И уж поверьта мне, не меньше, чем физическая сила.

- Да. Вы интересно рассуждаете. Я согласен на сто. Сделка.

- Сделка.

И Игорь взял из руки Ивана Ивановича сто тысяч. Ему стало спокойно и уверенно. И ему понравилось. Плевать, как он это делает, плевать кто он. Дьявол, ангел, инопланетянин - пусть он будет кто угодно. Но у Игоря появился шанс избавиться ото всей этой грязи, которая унижает человека, которая мешает жить, вызывает низменные инстинкты, зачастую ставя человека на один уровень с животным. И при этом неплохо заработать.

- Интересно, во сколько вы оцените зависть?

- Браво! Великолепно! Дело пошло, вы хороший партнер. Я куплю ее у вас за семьсот тысяч.

- Позвольте поинтересоваться, почему дороже? Неужели ценится и зависть?

- Еще как ценится! Что как не зависть заставляет людей сворачивать горы, совершать подвиги и великие безумства.

Игорь удовлетворился таким объяснением. Что бы еще продать? Что-нибудь, не подобающее человеку. Ага!

- Мне хотелось бы избавиться от похоти.

Иван Иванович хлопнул в ладоши.

- Вы оригинальны! И вы мне нравитесь. Одна половина человечества мечтает от нее избавиться.

- А другая половина?

- А другая половина втайне, подсознательно мечтает побольше ее иметь. Многие люди охотно отдаются низменным позывам плотского наслаждения, подменяя сексом любовь. Я даю вам за нее миллион.

Игорь удивился, как этот человек умеет толковать людские чувства. Он никогда раньше не задумывался над тем, что люди могут хотеть ненавидеть, завидовать...

- Сделка.

- Сделка.

И так, в кармане у него почти два с половиной миллиона. Неплохо, совсем неплохо.

- Давайте подумаем вместе, - предложил Иван Иванович Что вы еще можете продать?

Действительно, что.

- А скупость?

Иван Иванович снова хлопнул в ладоши.

- Вы меня восхищаете, мой друг! Я даю вам еще один миллион.

Игорю нравились похвалы. Он напряженно стал думать, выискивая в себе грехи и мелкие страстишки, и ему нравилось, когда в очередной раз Иван Иванович хлопал в ладоши и восклицал "браво". Никогда бы Игорь не подумал, что в нем так много всякой дряни. Он уже довольно разбогател и мечтал, как купит машину и подремонтирует и обставит квартиру. Но для осуществления его главной мечты нужно было гораздо больше денег.

- А что вы оцените, скажем, миллионов на сто.

- Ну... - Иван Иванович задумался, но Игорь сразу понял, что он притворяется, просто не решаясь предложить, и насторожился. - За сто миллионов я бы купил у вас, скажем чувство юмора. Я ведь оцениваю и скупаю не только мусор.

Игорь облегченно рассмеялся.

- Чувство юмора?! Нет, Иван Иванович, это я пока оставлю себе. Я-то думал, что вы предложите мне продать, например, л...

И тут Игорь остолбенел. Кто-то словно сдернул завесу легкой наживы и лести, которой этот чертов Иван Иванович накрыл его разум. Он понял наконец, что он делает на самом деле. Он продает мелкие пороки, а в замен получает другие, более мерзкие и страшные. Из-за этого он чуть было не продал то, что более всего ценил. И он медленно, глядя прямо в глаза оценщику, спросил:

- А за сколько вы купите ЛЮБОВЬ?

Иван Иванович внезапно весь как-то съежился, и глаза его зажглись.

- О-о! - тихо протянул он, и Игорю показалось, что шипит змей, - здесь счет пойдет на миллиарды.

- А честь, дружбу, надежду, веру! - Игорь повысил голос, он почти кричал.

- За любое из этих чувств я осыплю вас богатством, какое вам и не снилось.

Перед Иваном Ивановичем стоял уже не кейс, а раскрытый чемодан. И лежали там уже не рубли.

Игорь вытащил из кармана пачки денег и бросил их на мокрый асфальт.

- Я продал вам многое, но разум я вам пока не продал. Забирайте ваши деньги!

Он повернулся спиной к оценщику и пошел к своему дому.

- Постойте, Игорь Дмитриевич, постойте, вы не правильно меня поняли! Вы не можете так просто уйти, от этого зависит ваше будущее! Я дам вам такие деньги, какие помогут вам собрать собственную группу! О вас узнают все, ваша мечта исполнится! Вернитесь!

Игорь остановился на секунду. Нет его мечта не исполнится. Если он вернется, он продаст и ее. И он испугался этого и побежал от этого голоса. Страх гнал его отсюда. Он вбежал в свою квартиру и, захлопнув дверь, прислонился к ней спиной. Сделка не состоялась.

 


Советуем прочитать
Произведения Виталия Полосухина

 

 ©Четвертной 2002-2006